Библиотека
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РФ
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ И
ОПЫТНО-КОНСТРУКТОРСКИЙ ИСТИТУТ
РОБОТОТЕХНИКИ И ТЕХНИЧЕСКОЙ КИБЕРНЕТИКИ


В.А. Гапонов, А.Б. Железняков

Станция «МИР»:
от триумфа до …


Санкт-Петербург
"СИСТЕМА"
2006

Посвящается «пахарям» космодрома Байконур и покорителям Вселенной, которые более пятнадцати лет осуществляли подготовку, запуски в космос и эксплуатацию космических кораблей различного назначения для обеспечения функционирования уникального орбитального комплекса «Мир», тем самым, создавая престиж и преумножая славу России.



Гапонов В.А., Железняков А.Б. Станция «Мир»: от триумфа до … — СПб: Изд-во «Система», 2006. — 160 с.

ISBN — 5-8114-0438-7© ЦНИИ РТК, 2006.
© Гапонов В.А., Железняков А.Б., 2006.
© Оформление. Купцова И.В., 2006.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Константин Эдуардович Циолковский считал выход человечества в космос закономерным этапом эволюции разумной жизни. Первые шаги в этом направлении сделала наша страна. Мы первыми отправили человека за пределы земной атмосферы и первыми перешли от эпизодических пилотируемых полетов к планомерному освоению околоземного космического пространства. Особая роль в этом принадлежит орбитальному комплексу «Мир», 15-летний период эксплуатации которого доказал всему миру могущество отечественной научной мысли. Над созданием «Мира» и обеспечением его длительного функционирования трудились десятки предприятий, тысячи людей. Были разработаны, испытаны и отправлены на орбиту десятки аппаратов, сотни приборов. Десятками тысяч исчисляются эксперименты, которые космонавты провели на борту «Мира». Накопленный в эти годы опыт сейчас активно используется в работе по созданию Международной космической станции (МКС), которую с полным правом можно считать преемницей «Мира». Именно наши технологии «делают погоду» в этом грандиозном международном проекте.

Конечно, жаль, что полет «Мира» был завершен столь скоропалительно. Но это не означает, что освоение космического пространства прекратилось или замедлилось. Просто работа перешла на качественно новый уровень.

Книга, которую читатель держит в руках, выходит из печати в преддверии двух знаменательных дат в истории «Мира»: 20-летия со дня запуска базового блока, положившего начало созданию уникального космического комплекса и 5-летия затопления станции в водах Тихого океана. Она рассказывает, как о самом космическом комплексе, так и о людях, в первую очередь «байконурцах», которые много лет обеспечивали запуски космических аппаратов, эксплуатировали станцию «Мир», а сегодня работают с МКС.

Это хорошо, что сегодня, решая новые грандиозные задачи в космосе, мы не забываем о нашем прошлом. А «Мир» — одна из самых славных страниц космической истории нашей страны.

В.А. Лопота,
директор-главный конструктор ГНЦ РФ ЦНИИ РТК,
член-корреспондент РАН



«Станция «Мир» — это не только воплощение мощи России, но и память таланта человека. Это уникальный полигон в области фундаментальных и прикладных наук, а также в области совершенствования военно-космической техники»

Александр Калери,
летчик-космонавт России, бортинженер
последней экспедиции на ОК «Мир»



КАК ВСЕ ЭТО НАЧИНАЛОСЬ И КТО НАЧИНАЛ

Работы по созданию ОК «Мир» были начаты в Советском Союзе в 1976 г. Для ракетно-космической отрасли страны эта разработка стала приоритетной, так как позволяла, в определенной степени, восстановить паритет с Соединенными Штатами. К тому времени американцы уже отправили человека на Луну и были близки к созданию кораблей многоразового использования. Но, несмотря на грандиозность этих проектов, это были лишь эпизодические проникновения человека в космос. В то время, как ОК «Мир» позволял сделать это присутствие сначала длительным, а потом и постоянным.

Головным разработчиком ОК «Мир» стало одно из старейших предприятий космической отрасли — Научно-производственное объединение (НПО) «Энергия» (ныне ОАО «Ракетно-космическая корпорация (РКК) «Энергия» имени С.П.Королева»). В начале 1976 г. было выпущено Техническое предложение по созданию усовершенствованных долговременных орбитальных станций (ДОС) №№ 7 и 8. Основами для них должны были стать базовые блоки (ББ) 17КС № 127-01 и 17КС № 128-01. Эскизный проект по созданию первого из них был выпущен в августе 1978 г.

В феврале 1979 г. было принято постановление Совета Министров СССР о развертывании работ по созданию станций нового направления. В этом документе определялась кооперация по разработке и изготовлению базового блока, бортового и наземного оборудования. Среди многих предприятий, принимавших участие в работах по созданию ОК «Мир» и наземной инфраструктуры, а также по обеспечению его эксплуатации, в первую очередь следует назвать Государственный космический научно-производственный центр (ГКНПЦ) имени М.В.Хруничева, Государственный научно-производственный ракетно-космический центр (ГНПРКЦ) «ЦСКБ-Прогресс», Центральный научно-исследовательский институт машиностроения (ЦНИИМАШ), Конструкторское бюро общего машиностроения (КБ ОМ) имени В.П. Бармина, Радиотехнический научно-исследовательский институт космического приборостроения (РНИИ КП), Научно-исследовательский институт точного приборостроения (НИИ ТП), Московский научно-исследовательский институт радиосвязи (МНИИ РС), Научно-исследовательский институт химического машиностроения (НИИхиммаш), Российский Государственный научно-исследовательский институт Центра подготовки космонавтов (РГНИИ ЦПК) имени Ю.А.Гагарина, Центральный научно-исследовательский институт робототехники и технической кибернетики (ЦНИИ РТК), Институт медико-биологических проблем (ИМБП), Всесоюзный научно-исследовательский институт телевидения (ВНИИТ), КБ «Мотор», Российскую академию наук (РАН). А всего более 100 организаций из 20 министерств и ведомств.

В процессе работ проект космического комплекса непрерывно видоизменялся и уточнялся, а к началу 1984 г. обстановка в космической отрасли сложилась таким образом, что работы по созданию ДОС практически были остановлены из-за недостаточного финансирования программы. Все ресурсы были задействованы на программу «Буран».

Однако весной 1984 г. Министерством общего машиностроения (МОМ) была поставлена задача: завершить работы по подготовке базового блока ОК «Мир» к XXVII съезду КПСС. В НПО «Энергия» и КБ «Салют» (разработчик и изготовитель конструкции и ряда систем, обеспечивающих автономный полет модулей ОК «Мир») активизировались работы по подготовке штатного изделия.

Все это стоило огромных денег. Только прямые затраты на разработку программы и создание основного базового блока составили около 3 млрд. руб. (4,2 млрд. долл. по официальному курсу)*. Запуск же базового блока «Мира» обошелся в 1,6 млрд. долл.

* Далее все ценовые показатели приводятся в долларах США.

Не меньших затрат потребовала и эксплуатация комплекса::

— 1986 г. — 357 млн. долл.;

— 1987 г. — 393 млн. долл.;

— 1988 г. — 461 млн. долл.;

— 1989 г. — 595 млн. долл.;

— 1990 г. — 24 млн. долл.;

— 1991 г. — 6,1 млн. долл.;

— 1992 г. — 8,7 млн. долл.;

— 1993 г. — 22 млн. долл.

Из приведенных цифр видно, что с началом перестройки бюджетные деньги на программу «Мир» практически перестали поступать.

Согласно первоначальному плану, дооснащение комплекса специализированными модулями предполагалось завершить к 1993 г.. Сделать это не удалось по ряду причин, основная из которых — отсутствие средств. В какой-то момент даже стоял вопрос о прекращении эксплуатации комплекса и его консервации «до лучших времен».

Ситуацию удалось изменить в 1993 г., когда между Россией и США было подписано «Совместное соглашение о сотрудничестве в космосе по совместной эксплуатации ОК «Мир». Этот документ в средствах массовой информации часто называют «соглашение Черномырдина-Гора» по именам «подписантов»: председателя правительства РФ Виктора Черномырдина и вице-президента США Альберта Гора. Финансовая поддержка, оказанная в тот период американцами, позволила не только сохранить уникальное творение технической мысли ХХ века, но и завершить строительство комплекса в задуманной конфигурации. Так, в 1993 г. США вложили в ОК «Мир» 73 млн. долл. (в т.ч. 22 млн. долл. из бюджета правительства США), в 1994 г. — 131 (81) млн. долл., в 1995 г. — 150 (96) млн. долл., в 1996 г. — 211 (151) млн. долл. Финансовую поддержку оказывали и другие страны, представители которых участвовали в совместных полетах на борт станции. Так, лишь один полет на ОК «Мир» словацкого космонавта принес около 16 млн. долл.

Однако, очень скоро потенциальные инвесторы потеряли интерес к российскому комплексу — набирал обороты проект Международной космической станции (МКС), где ведущую роль играла не Россия. Для ОК «Мир» вновь наступили тяжелые дни. В 1998 г. финансирование работ оказалось в критической ситуации. Согласно договорам, подписанным на правительственном уровне, Россия была обязана выделять средства по программе МКС. Иначе нашу долю в ней (всего-то 7 %) просто забрали бы за долги. В результате ресурсы, способные поддержать наш ОК «Мир», стали уходить на МКС.

Но всё это будет потом. А в ныне далеком 1985 г. на космодроме Байконур полным ходом шли работы по подготовке рабочих мест испытаний базового блока ОК «Мир».

Началу подготовки базового блока 17КС № 127-01 на технической позиции ТП-2Т (площадка № 2 — знаменитая «двойка») космодрома предшествовал напряженный период работ по подготовке сооружений и помещений для размещения оборудования, монтажа и пуско-наладочным работам различных комплектов наземного технологического оборудования для испытаний бортовых систем, входящих в состав базового блока, так и новых космических кораблей, которым предстояло в дальнейшем совершать полеты к ОК «Мир». В сжатые сроки в полном соответствии с требованиями эксплуатационно-технической документации в сооружениях МИК-1, МИК-1А, МИККО-2Б, БЭК «ЭХО-3» для обеспечения и проведения работ по программе ОК «Мир» было смонтировано и введено в эксплуатацию более 50 комплектов наземного технологического оборудования. На ряде других комплектах оборудования были проведены доработки.

Базовый блок 17КС № 127-01 ОК «Мир», после завершения работ по сборке на заводе, был направлен на Байконур в апреле 1985 г. Впервые, в отличие от ранее поставляемых ДОС, это было сделано без проведения штатного цикла проверок на контрольно-испытательной станции Завода экспериментального машиностроения (КИС ЗЭМ). В вопросах укомплектованности бортовых систем были определенные трудности. В частности, не в полной степени было готово и отработано математическое обеспечение для бортового цифрового вычислительного комплекса (БЦВК) на базе вычислительной машины (ВМ) «Салют-5Б», которая должна была стоять на борту базового блока.

Необходимо отметить, что в отличие от предшествующей ОС «Салют-7», в контуре управления которой использовался БЦВК на базе ВМ «Аргон-20», в базовом блоке новой станции предполагалось использовать двухмашинный БЦВК на базе ВМ «Аргон-16» (разработка НИИ ЦЭВТ) и «Салют-5Б» (разработка НП «Элас»). Так как это оборудование еще не было доведено до летной кондиции, было принято следующее решение: подготовку на технической позиции и в начальный период полета осуществлять с использованием для управления контура БЦВК «Аргон-16», а затем, по готовности математического обеспечения, доставить на борт БЦВК «Салют-5Б».

Эшелон с базовым блоком прибыл на техническую позицию ТП-2Т космодрома Байконур 6 мая 1985 г. Но работы по подготовке начались только через шесть дней, 12 мая, т.к. зал сооружения МИККО-2Б, в котором размещался стенд для проведения испытаний базового блока, не удовлетворял требованиям по чистоте (содержание пыли превышало норму). Это замечание в короткий срок было устранено.

Специалистам предстояло провести большой объем доработок, как наземных комплектов наземного технологического оборудования, так и кабельной продукции в сооружениях ТП-2Т: МИК-1, МИК-1А, МИККО-2Б, БЭК «ЭХО-3» для обеспечения и проведения работ по программе ОК «Мир» (было доработано 1100 кабелей из общего количества 2500).

Работы по подготовке комплектов наземного технологического оборудования и испытаний бортовой аппаратуры космических средств по программе «Мир» в то время проводились силами военных специалистов 1-го Научного испытательного управления (войсковая часть (в/ч) 44275) и подчиненных ему в/ч: 25741 (пл. № 2) и 33797 (пл. № 31) при участии представителей НПО «Энергия» и смежных организаций — разработчиков и изготовителей бортового и наземного оборудования технических комплексов, стартовых комплексов и заправочно-нейтрализационной станции 11Г12 пл. № 31.

Следует отметить, что работы по вводу новых рабочих мест подготовки бортовой аппаратуры и комплектов наземного технологического оборудования для обеспечения испытаний космических аппаратов продолжались и после прибытия базового блока 17КС № 127-01 на ТП-2Т, а также и после его запуска, и в процессе эксплуатации ОК «Мир». Это было обусловлено тем, что бортовая аппаратура космических аппаратов в процессе эксплуатации ОК «Мир» совершенствовалась, а поэтому ее отработка и испытания на технических комплексах подготовки космических средств необходимо было проводить с помощью новых образцов наземного оборудования.

Руководил 1-м НИУ в период проведения работ по созданию рабочих мест подготовки и испытаний космических средств на ТП-2Т и пл. № 31 (1985-1989 гг.) Герой Социалистического Труда, генерал-майор Алексей Александрович Шумилин. Да-да, тот самый Шумилин, который 26 сентября 1983 г., всего за мгновение до взрыва горящей ракеты-носителя «Союз-У» (11А511У), вместе с техническим руководителем по ракете Александром Михайловичем Солдатенковым, выдал своевременно команду операторам (А.Мочалову и М.Шевченко) измерительного пункта «Сатурн-МС» (пл. № 23), расположенного в 20 км от стартового комплекса, на включение системы аварийного спасения (САС) ТПК «Союз Т-10-1», сохранив тем самым, жизни космонавтам В.Г. Титову и Г.М. Стрекалову.

Грамотный специалист, досконально знающий принципы подготовки и испытаний космических средств различного назначения, А.А. Шумилин, после окончания Ленинградской Военно-воздушной инженерной академии имени А.Ф.Можайского в 1959 г., прибыл для прохождения службы на космодром Байконур. За 38 лет службы А.А. Шумилин прошел все ступени испытателя космической техники от инженера по испытаниям до начальника космодрома. За время службы на космодроме он воспитал большую плеяду инженеров-испытателей, которые с честью выполнили и выполняют ответственные задачи по подготовки космических средств. В настоящее время А.А. Шумилин работает в РКК «Энергия имени С.П.Королева и является одним из руководителей по программе «Морской старт».

. По каждому направлению подготовки бортовых и наземных систем были созданы комплексные группы по профилю испытательных отделов 1-го НИУ. О состоянии работ докладывалось на оперативных совещаниях, которые проводились ежедневно. Общее руководство по созданию рабочего места подготовки базового блока на техническом комплексе было возложено на начальника комплексного отдела № 1 В.И Петушкова.

Следует отметить, что на долю испытателей 1-го НИУ в 1980-е годы выпали сложнейшие задачи по выполнению программы «Интеркосмос», новых космических аппаратов специального назначения, космических телескопов «Астрон», Гамма», «Гранат», аппаратов «Вега», «Фобос», «Ресурс-01». Все задачи были выполнены своевременно и с высоким качеством. В этом заслуга каждого сотрудника большого коллектива, каким было в то время 1-е НИУ: от солдата до генерала включительно.

В дальнейшем 1-м НИУ (с 1992 г. — 1274-й Центр испытаний и применения космических средств, ЦИП КС) руководили полковники: Юрий Иванович Зорин (1989-1992 гг.), Евгений Алексеевич Черный (1992-1997 гг.), Владимир Ромуальдович Томчук (1997-1998 гг.).

Благодаря грамотной и хорошо спланированной организаторской работе этих руководителей, удалось на протяжении длительного периода эксплуатации ОК «Мир» с высоким качеством обеспечивать подготовку и запуски космических средств как по пилотируемым программам, так и по специальным программам. При этом интенсивность проводимых работ по подготовке космических средств была очень высокая.

Большой вклад в процесс создания и обеспечения эксплуатации космических средств по программе ОК «Мир» внес Генеральный директор, Генеральный конструктор РКК «Энергия» имени С.П.Королева (в 1989-2005 гг.), академик РАН, Герой Социалистического Труда Юрий Павлович Семенов. Особенно его роль проявилось в период снижения финансирования программы «Мир», когда, по сути дела, решался вопрос: «Быть или не быть российской пилотируемой программе».

Общее руководство на ТП по подготовке ББ ОК «Мир» и модуля «Квант», а также на заключительных этапах подготовки ТПК «Союз Т», «Союз ТМ», ТГК «Прогресс», «Прогресс М», «Прогресс М 1» осуществлял заместитель Главного конструктора НПО «Энергия» Николай Иванович Зеленщиков (впоследствии — первый заместитель Генерального конструктора РКК «Энергия» имени С.П.Королева). Именно от его умелого руководства в процессе подготовки космических средств на технических позициях космодрома многие проблемные вопросы, а их было не мало в процессе испытаний, решались оперативно, без суеты, в плановые сроки. Доскональное знание технологии подготовки и особенностей построения бортовой аппаратуры помогали Н.И. Зеленщикову в принятии решений в нештатных ситуациях.

При проведении электрических испытаний космических средств по программе ОК «Мир» заметную роль сыграли заместители технического руководителя А.В. Васильковский, А.Д. Марков, А.А. Капустин, Г.К. Кошкин, А.И. Беликов, Б.И. Зеленщиков, А.К. Кудряков, А.М. Чеботарев С.И. Желудков и руководители испытаний А.И. Антонов, В.А. Наумов, А.И. Палицын, Б.И. Зуйков, В.В. Егоров, С.С. Пронкевич, А.В. Домбровский, Е.Н. Дубенский, Р.Н. Агапов, А.Н. Кадулин, О.Н. Бураков. Весомый вклад в процесс подготовки космических средств по программе ОК «Мир» внесли ведущие конструкторы изделий на ТК: В.И. Яин, Е.П. Вяткин, Г.К. Володко, В.П. Гузенко, Ю.А. Кувыркин, В.И. Вишняков, А.С. Шведов, В.П. Гладков, В.Н. Сафронов.

Нельзя не вспомнить и тех, кто осуществлял подготовку, создавал и эксплуатировал технические комплексы, обеспечивавшие процесс испытаний КА на космодроме. Этим занимались руководители структурных подразделений Головного конструкторского бюро (ГКБ) РКК «Энергия»: В.А. Соловьев, В.С. Сыромятников, В.Е. Вешнеков, В.П. Хорунов, А.П. Собко, В.Н. Бранец, В.Е. Дроботун, В.В. Кудрявцев, В.Г. Хаспеков, М.В. Лихачев, Е.Н. Четвериков, С.Л. Николаев, Н.А. Брюханов, А.С. Зернов, Е.А. Микрин, В.И. Гаврилов, М.П. Кашицын, В.А. Лагутин, С.Ю. Романов, С.Л. Николаев, И.И. Хамиц.

Много добрых слов благодарности за качественную подготовку и компетентность, проявленную в процессе испытаний космических средств по программе ОК «Мир», на ТК космодрома Байконур, хотелось бы сказать и в адрес специалистов ГКБ РКК «Энергия», ПЗ1382, КИС-416 и ЗАО «ЗЭМ»: В.П. Кочки, П.Н. Лазько, В.П. Наумкина, Ю.А. Румянцева, В.В. Лебедева. В.С. Шило, И.М. Галинкиной, А.Н. Позднякова, М.С. Хмаро, Р.С. Родимова, А.О. Меркулова, С.И. Борисова, С.К. Дубинина, Н.Г. Бабичева, Г.С. Рябцева, М.Н. Богомякова, В.И. Трофимова, Л.Н. Уставщикова, А.П. Перегонцева, Э.В. Захаржевской, А.М. Домнина, М.В. Кручонка, П.Н. Крутых, В.Е. Крупенского, В.В. Курбакова, С.И. Шабунина, О.А. Гудкова, М.М. Тюлькина, Ф.М. Лебедева, А.В. Чубукова, В.И. Кузнецова, Ю.А. Бекшанова, И.М. Совалкова, В.М. Цихотцкого, Г.Д. Вачнадзе, А.А. Шостака, Б.А. Покровского, Т.Б. Мальцевой,. П.К. Маслова, О.В. Белова, Н.П. Чинцова, И.И. Унгвицкого, М.И. Андрюшкова, Р.Ф. Муртазина, Г.А. Толстого, Т.Н. Жарковой, Л.Г. Шевченко, А.И. Шелухо, А.Б. Веселова, В.И. Карабанова, В.Н. Коломиец, И.Д. Понимасова, С.М. Симонова, А.И. Антонова, Р.А. Ботвиной, В.А. Степанова, Ю.А. Степанова, Э.М. Мишуровского, С.М. Майорова, Н.А. Пшенновой, Б.Т. Корнеева, В.Н. Корнева, С.В. Капитанова, Г.Н. Жуковского, В.В. Чаматы, А.К. Селиверстова, А.В. Медведева, М.А. Купцова, Е.Н. Широкова, Р.С. Сметской, А.Д. Шарипова, В.А. Носова, И.О. Лебедевой, Е.В. Чертова, Б.И. Зимина, Ю.В. Майорова, Д.Я. Коновалова, С.Е. Дмитриева, И.И. Абдиралина, В.В. Левченко.Специалистов смежных организаций: Я.И. Лебедева (МНИИ РС), Е.В. Байзера, Г.М. Глазова, В.А. Масленникова, А.А. Елисеева, Н.К. Непотенко, И.Г. Жатько, Д.В. Бодрянкина, А.В. Алексеева (НПП «Звезда»), Б.К. Старцева, Б.И.Рябцева, В.Н.Горбачева, Л.С.Костенковой (СКТБ «Биофизприбор»), В.Ф. Хохлова, О.В. Ежкова (ГНПЦ «Квант»), В.А. Кулькова, А.Т. Кулакова (КБ ТХМ), И.С. Зотова (ОАО «ИРЗ»).

Напряженный период подготовки космических средств по программе ОК «Мир» не сказывался на отношении испытателей к делу. Всегда царил настрой высокой ответственности и стремление во всем разбираться подробнейшим образом, так как каждый знал значимость выполняемых работ.

Подготовка наземного технологического оборудования и испытания бортовых систем космических средств по программе «Мир» как пилотируемых так и грузовых транспортных кораблей проводилась расчетами войсковых частей 25741, 33797 при непосредственном участии и под контролем испытателей отделов 1-го НИУ, которые отдали программе ОК «Мир» многие годы напряженной работы на космодроме Байконур. Большой опыт работы по отработке и испытаниям бортовой аппаратуры и эксплуатации наземного оборудования, позволил в сжатые сроки освоить и успешно проводить испытания новейших бортовых систем космических средств специалистам 1-го НИУ и подчиненных войсковых частей. В этом, несомненно, заслуга инженеров-испытателей отделов:

Отдел № 1 (с 1988 г. — № 8) — отдел комплексных испытаний бортовых систем пилотируемых космических средств. Начальники отдела: В.И. Петушков, В.П. Паршин, П.Н. Андрейко, А.Н. Табачков. В процессе обучения расчетов, подготовке комплектов наземного технологического оборудования, отработке и испытаний различных типов космических средств с лучшей стороны зарекомендовали себя испытатели: Б.Е. Некряч, А.Е. Солдатов, А.И. Горбунов (ответственный за подготовку рабочего места проведения испытаний базового блока), В.Т. Доманов, А.Н. Фоменко, А.М. Лопатин, С.В. Петров, Е.Б. Вассараудзе, М.В. Бородин, С.В. Мичков, В.Б. Чижик, Ю.В. Редькин, И.А. Кекин, М.Г. Сивожелезов, М.В. Доценко, В.Т. Линник, А.В. Коврижных, В.А. Ботнаренко, В.П. Роженко, М.И. Булдаков, Г.И. Булдаков, А.Н. Новиков, В.Б. Мусийко, В.Н. Пономарев, В.Н. Варава.

Отдел № 4 (с 1988 г. — № 3) — отдел подготовки систем ракет-носителей и бортовых источников питания. Начальники отдела: Н.Н. Дмитриев, В.Д. Инголенко, А.В. Иванов, В.А. Брагин. Грамотными специалистами и воспитателями молодых испытателей этого отдела были: Н.С. Бурлуцкий, Д.Г. Тульчинский, В.П. Коломиец, А.И. Юрченко, В.Т. Береснев, Е.Н. Корнилов, А.Н. Федоренко, В.М. Шарковкин, В.Н. Миляев, Ю.В. Халаев, В.И. Титов, Л.П. Домбровский, А.И. Юрченко, В.П. Колтышев, А.А. Морозов, А.П. Губарев, Е.С. Казанжев, В.П. Белокуров.

Отдел № 5 (с 1988 г. — № 6) — отдел оборудования стартовых комплексов и заправки аппаратов компонентами ракетного топлива. Начальники отдела: А.Н. Осадчий, А.Ф. Рудаков, В.Р. Томчук, С.А. Карасев. В сложных климатических условиях при работах на стартовых комплексах и на заправочной станции знания и умение проявили: В.В. Ткаченко, Ю.А. Мальцев, А.П. Стреж, С.Н. Климачев, М.М. Лыгин, Б.И. Забоев, С.В. Томилов, И.Н. Чижик,Б.Н. Годунов, В.Ф. Камаев, Л.И. Сундин, Н.Ф. Пилипец, И.И. Марченко, В.Э. Пехан, Н.П. Кока, А.В. Гришин, Е.Н. Дудченко, Н.А. Мысник, В.Ю. Гусенцов, А.К. Золотаревич, В.Н. Казаков. Большой объем работ выполнили специалисты этого отдела по ремонтно-восстановительным работам СК (ПУ-5) пл. № 1 после аварии РКН «Союз-У» в 1983 г. и своевременной подготовке его по обеспечению запусков космических аппаратов, как военного назначения, так и по программе ОК «Мир». Сотрудник отдела майор А.А. Гришин при подготовке РКН «Союз» на СК пл. № 1 в 1988 г. в процессе заправки предотвратил катастрофу — потушил возникший пожар, тем самым были сохранены жизни многих испытателей.

Отдел № 6 (с 1988 г. — № 4) — отдел телеметрических систем космических аппаратов. Начальники отдела: Э.В. Уласевич, С.М. Болдырев, В.П. Ильюков, А.Ф. Гаврилов. На высоком уровне проводили оценку и анализ работоспособности бортовых систем «вредные» телеметристы: В.Г. Ярошенко, Н.Г. Игнатенко, В.В. Буцык, П.Н. Рыбалов, П.И. Габалов, С.Д. Марков, Г.И. Токарев, В.М. Половнев, Ф.К. Мухамедов, Н.И. Шаталов, А.Е. Харчевка, П.П. Никитин, Е.П. Кирпатовский, В.Ф. Шараев, А.А. Нестулий, В.Н. Севастьянов, А.К. Селиверстов, В.А. Хоружий, П.Ф. Маслюженко, С.А. Подкопаев.

Отдел № 7 (с 1988 г. — № 5) — отдел радиотехнических, телевизионных и специальных систем космических средств. Начальники отдела: Л.В. Дронников, А.В. Ларкин, В.С. Кочкин. На долю этого отдела при реализации программы «Мир» выпало много работы по вводу нового испытательного оборудования в сооружениях ТП-2Т МИККО-2Б, МИК-1А, «ЭХО-3» для систем радиосвязи «Рассвет», «Восход», систем сближения космических средств «Мера», «Курс-А», «Курс-П», системы телевидения «Клест», командной системы ретрансляции «Антарес» и др. Умелыми организаторами и грамотными испытателями этого отдела при выполнении программы «Мир» зарекомендовали: А.С. Хапров, В.Ф. Назаркин, В.Д. Душко, Л.М. Матвеев, М.А. Гребенщиков, В.П. Гулевский, А.Н. Маленко, В.А. Пахомов, В.А. Румелев, И.А. Дисман, А.Н. Забалуев, А.Г. Сыров, Е.О. Прасолов, В.А. Гапонов, В.С. Сиченко, Б.М. Безбородый, Л.И. Коржановский.

Отдел № 8 (с 1988 г. — № 7) — отдел монтажно-транспортного оборудования и пневмо-испытаний космических средств. Начальники отдела: Н.Т. Оврамец, Ю.И. Зорин, А.Н. Качан. Успешно проводили работы по профилю отдела: Ф.П. Ковалев, В.В. Морозов, В.А. Васильев, Г.В. Балыбердин, А.П. Федюнин, М.П. Корзун, Е.И. Шарапов, В.Н. Меламуд, В.И. Щукин, Г.К. Шопик, В.Н. Шутько, Б.В. Ключников, В.Н. Макарихин.

Отдел № 9 (в 1988 г. расформирован; сотрудники отдела № 9 были распределены в отделы №№ 1 и 8) — отдел специальных систем космических средств (системы аварийного спасения, системы приземления, системы стыковки и внутреннего перехода, системы электропитания и пр.). Начальники отдела В.К. Андронов, Ю.И. Иванов. При создании рабочих мест подготовки и испытаний систем базового блока ОК «Мир» с лучшей стороны проявили себя испытатели: С.П. Шпинев, В.А. Степанов, М.И. Яновский, В.Л. Сабинин, Ю.Н. Григоров, В.И. Черненков, Г.А. Касаткин, В.Н. Ильин.

Некоторые испытатели, перечисленные выше, принимали участие в процессе подготовки наземного оборудования и космических средств по программе ОК «Мир» только на начальном этапе. Но можно с уверенностью сказать, что именно они подготовили себе достойную смену — когорту молодых испытателей, на долю которых выпало проведение испытаний бортовых систем различных космических средств и осуществление подготовки наземного технологического оборудования по выполнению программы работ с орбитальным комплексом.

Большой объем работ по обеспечению и подготовке рабочих мест испытаний космических средств на технических позициях выполнили расчеты испытательных в/ч 25741 (пл. № 2) и в/ч 33797 (пл. № 31). Командирами войсковых частей в период подготовки и проведения работ по программе ОК «Мир» были: Ю.И. Лукъянов, Е.А. Черный, В.А. Тихомиров, А.К. Лисуков (в/ч 25741), В.Г. Потемкин, В.М. Моргулев, В.И. Королев, В.П. Шишкалов, М.Ю. Варданян (в/ч 33797).

Несомненно, огромную работу по обеспечению запусков космических средств с помощью РКН «Протон» и функционированию ОК «Мир» проводили специалисты 2-го НИУ (пл. № 95) и измерительного комплекса космодрома Байконур, но об этом написано уже не мало, поэтому повторяться не будем.

Подготовка и испытания космических средств проходили в обстановке, требующей от испытателей максимального напряжения сил, собранности и внимания. Большинство систем, которые были установлены на борту ББ ОК «Мир», являлись новыми разработками промышленности. Поэтому от испытателей требовалось их изучение «с листа» и грамотная отработка и эксплуатация, с чем они успешно справились. Многие предложения испытателей по усовершенствованию методик испытаний нашли реализацию в этот период и при дальнейшей подготовке космических средств. Некоторые этапы в подготовке и отработке бортовых систем космических средств были применены впервые.

Так, в процессе подготовки базового блока 17КС № 127-01 на ТП-2Т впервые была использована система связи «ТК-ЦОИ» (Центр обработки информации) через спутник-ретранслятор (СР) «Альтаир». Для проверки этого канала связи на Байконуре базовый блок вывозили из сооружения МИККО-2Б, направляли остронаправленную антенну блока по целеуказаниям на СР «Альтаир» и проводили тестовый режим по проверке канала приема-передачи информации. Впоследствии эти проверки использовались для тестовых испытаний других космических средств (МТКС «Буран», служебный модуль «Звезда»).

Впервые, в процессе эксплуатации ОК «Мир», специалистами 1-го НИУ был испытаны и успешно проведена отработка новых космических кораблей:

— ТПК 11Ф732А51 (серии «Союз ТМ»), оснащенный новыми бортовыми системами. О качестве подготовке свидетельствует тот факт, что первый полет этого корабля к ОК «Мир» состоялся в беспилотном режиме и программа полета была успешно выполнена;

— ТГК 11Ф615 А55 «Прогресс М», «Прогресс М1». Отработка новых приборов и режимов работы бортовой аппаратуры ТГК «Прогресс М1» позволили в дальнейшем перейти к полетам на модернизируемом пилотируемом корабле нового поколения «Союз ТМА» без отработки его в беспилотных пусках.

При этом следует заметить, что работы по подготовке рабочих мест испытаний ББ ОК «Мир» и испытания его бортовых систем проводились одновременно с обеспечением программ как по ОС «Салют-7», специальным и научным программам, так и по МТКС «Буран», что накладывало определенный отпечаток на напряженность, темпы и объемы работ, которые проводились специалистами различных организаций и ведомств в этот период.

Подготовка космических средств по программе ОК «Мир» проводилась сначала на техническом комплексе площадке № 2 (МИК-1, МИК-1А, МИККО-2Б, «ЭХО-3»), до 1995 г. — расчетами 1-го НИУ. В период с 1985 г по 1990 г. был проведён большой объем работ по вводу в эксплуатацию большинства комплектов наземного технологического оборудования для испытаний новых бортовых систем космических аппаратов и доработки стендов 11Т327, СО-11, установок СМ-197 («Платформа»), СМ-213 («Рупор») в сооружении «Эхо-3», вакуумной установки СМ-701 в МИККО-2Б. В МИК-1А были введены в эксплуатацию два рабочих места подготовки ТПК «Союз Т» и «Союз ТМ», а также два рабочих места подготовки ТГК «Прогресс» и «Прогресс М». В сооружении МИК-1 было подготовлено и введено в эксплуатацию рабочее место подготовки модуля «Квант» (37КЭ № 166-1). Здесь же проводились и заключительные операции по стыковке этого модуля с модулем 77КЭ, который прошел основной цикл подготовки в МИК пл. № 92-1.

Специалистами 1-го НИУ в 1984-1985 гг. был также проведен большой объем работ и по созданию рабочего места подготовки ракеты-носителя в сооружении МИККО-2Б, подготовка которой ранее проводилась в МИК-1. В 1985 г. большая часть работ была успешно выполнена, а после запуска ББ ОК «Мир» подготовка ракет-носителей проводилась уже на новом рабочем месте. Подготовка космических аппаратов по пилотируемым программам испытателями 1-го НИУ проводилась одновременно как с подготовкой космических аппаратов по специальным программам и программам научного назначения, так и в условиях проведения организационно-штатных мероприятий, в результате которых резко уменьшилось количество расчетов, выполняющих работы по подготовке бортовых систем космических средств по программе ОК «Мир». Напряженность работ была очень высокая, но испытатели 1-го НИУ успешно справились со всеми поставленными задачами. О напряженности работ в первое время после запуска ОК «Мир» говорит тот факт, что в 1987 г. для обеспечения функционирования ОК «Мир» было подготовлено на ТП-2Т космодрома Байконур восемь ТГК серии «Прогресс», три ТПК «Союз ТМ» и модуль «Квант». Труд 22-х испытателей за качественную подготовку космических средств был отмечен правительственными наградами.

Следует отметить, что 1-е НИУ было хорошей школой подготовки и выучки руководящего состава Военно-космических Сил и космодрома Байконур. Из 1-го НИУ и подчиненных войсковых частей вышли многие известные офицеры: генералы В.А. Поповкин, Л.Т. Баранов, А.П. Ковалев, В.Р. Томчук, С.В. Лимонт, В.А. Меньшиков, В.А. Булулуков, В.С. Патрушев, А.С. Сечкин, полковники: В.А. Недобежкин, В.И. Демидочкин, П.Н. Андрейко, А.В. Ларкин, Е.М. Кушнир, Е.А. Черный, Д.И. Чистяков, А.Н. Глухов, В.М. Григорьев, Ю.Н. Проценко. Многие из них впоследствии стали руководителями войсковых соединений и предприятий ракетно-космической отрасли на космодроме Байконур. Так, начальником космодрома Байконур был А.А. Шумилин, а генерал-лейтенант Л.Т. Баранов — в настоящее время руководит космодромом Байконур, генерал-лейтенант А.П. Ковалев — начальник ВКА имени А.Ф.Можайского, генерал-майор В.Р. Томчук — начальник штаба космодрома Байконур. После реорганизации системы эксплуатации наземной космической инфраструктуры космодрома руководителями крупных эксплуатационных организаций стали: Е.М. Кушнир — директор Федерального космического центра (ФКЦ) космодрома Байконур, Е.А. Черный — заместитель директора ФКЦ космодрома Байконур, А.Н. Глухов — заместитель директора ФКЦ космодрома Байконур, А.В. Ларкин — начальник ЦЭИ КБ ТМ, В.В. Ткаченко — начальник ЦЭИ КБ ТХМ, С.А. Карасев — руководитель представительства ФГУП КБ ОМ на космодроме Байконур, В.М. Григорьев — начальник ЦЭИ ОКБ «Вымпел», Ю.Н. Проценко — руководитель представительства ФГУП ОКБ имени С.А. Лавочкина на космодроме Байконур, которые проходили службу в разные периоды времени в 1-м НИУ и подчиненных ему войсковых частях. А нынешний командующий Космическими войсками России генерал-полковник В.А. Поповкин с 1979 г. проходил службу в войсковой части 25741. Первый космонавт космических войск, Герой России полковник Ю.Г. Шаргин — также служил в частях 1-го НИУ.

Можно сказать, что во времена существования Советского Союза жизнь на космодроме Байконур была хотя и напряженной, но размеренной, и подчинялась четким правилам. Но все изменилось после того, как перестал существовать СССР — космодром перешел под юрисдикцию Казахстана. Потребовалось два года, чтобы определить рамки космической деятельности России на территории иностранного государства.

В 1994 г. между Российской Федерацией и Республикой Казахстан был подписан ряд межгосударственных документов по использованию космодрома Байконур, в том числе основополагающие «Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Казахстан об основных принципах и условиях использования космодрома Байконур», «Договор аренды комплекса «Байконур» между Правительством Российской Федерацией и Правительством Республикой Казахстан».

Для выполнения межправительственных соглашений и договора по космодрому Байконур Правительством Российской Федерацией был принят ряд постановлений. В частности, Постановлением № 996 от 29 августа 1994 г. было определено, что часть объектов наземной космической инфраструктуры космодрома передается Министерством обороны Российской Федерации Российскому космическому агентству (РКА, ныне — Федеральное космическое агентство).

Для организации приема и эксплуатации зданий и сооружений приказом Президента Корпорации РКК «Энергия» в 1994 г. был создан Центр 12Ц на космодроме Байконур. Начальником Центра 12Ц был назначен Ю.М. Данилов, который имел огромный опыт работы по созданию и организации эксплуатации наземных технических комплексов подготовки космических средств.

На Центр 12Ц были возложены следующие задачи: прием в эксплуатацию оборудования и сооружений ТП-2Т от войсковых частей, обеспечение сохранности принятого оборудования, технологических и технических систем, строительных сооружений и инженерных коммуникаций технических позиций, общая координация работ по созданию рабочих мест подготовки космических средств разработки РКК «Энергия» имени С.П.Королева и на договорной основе космических средств разработки других предприятий, штатная эксплуатация технических комплексов, поддержание работоспособности оборудования комплексов, проведение всех видов технического обслуживания и ремонтно-восстановительных работ, организация и проведение дооборудования и доработок оборудования технических комплексов, обустройство зданий и помещений ТП-2Т и создание нормальных условий труда для работников Центра, организация обучения и допуск к самостоятельной работе сотрудников.

Для обеспечения проведения эксплуатации и испытаний космических средств на ТП-2Т было создано новое эксплуатационное подразделение в составе Центра 12Ц — комплекс № 83, которое дислоцировалось в сооружениях МИК-1, МИК-1А на площадке ТП-2Т. Одновременно с приемом оборудования ТК в эксплуатацию, сотрудники комплекса готовились к работе в составе совместного расчета с в/ч 44275 с 01.01.1995 г. по 01.01.1997 г. в соответствии с «Временным положением о взаимодействии МО РФ (Военно-космических сил) и РКА по обеспечению жизнедеятельности и эксплуатации комплекса «Байконур» силами специального воинского контингента». В сжатые сроки специалисты этого комплекса осуществили прием оборудования, зданий и сооружений от в/ч 25741 и приступили к выполнению задач по подготовке космических средств пилотируемой программы. В январе-марте 1995 г. специалисты комплекса приняли участие в подготовке ТГК «Прогресс М-26» (11Ф615А55 № 226) и ТПК «Союз ТМ-22» (11Ф732 № 71) для обеспечения программы ОК «Мир».

Создание Центра 12Ц проходило путем оптимального объединения подразделений Головного конструкторского бюро (ГКБ) и ЗЭМ (СБИК-ТК), которые дислоцировались на космодроме Байконур и до этого занимались обеспечением и подготовкой космических средств по программе МТКС «Энергия-Буран», а так же приема специалистов из числа жителей города и уволившихся офицеров-испытателей войсковых частей космодрома.

Поскольку реальных работ по консервации и сохранности многих объектов технических позиций в последнее время не проводилось, из-за отсутствия финансовых средств, часть оборудования была расхищена. Кроме того, в связи с длительными сроками эксплуатации оборудования, а как следствие, — частыми выходами его из строя, оборудование систем теплоснабжения и кондиционирования монтажно-испытательных корпусов пл. № 2 (объекты 135-1, 135-1А, «Эхо-3») и пл. № 254 (объект 858-254-1) зимой 1994 г. находились в аварийном состоянии, что требовало проведения срочных ремонтно-восстановительных работ.

Большинство передаваемых объектов сдавались по фактическому состоянию, без предварительного доведения их до уровня в соответствии с требованиями эксплуатационной документации, а выявленные замечания при этом не устранялись. Специалистами Центра 12Ц в 1994-1995 гг. от РКА было принято 187 различных зданий и сооружений, расположенных на 12 площадках (2Т, 2Б, 2Ж, 114А, 113, 113Г, 118, 254, 112А, 9, 10), а также значительное количество межплощадочных инженерных сетей, дорог и коммуникаций космодрома Байконур.

К середине 1995 г. общая численность Центра 12Ц составляла уже около тысячи человек. Сотрудникам Центра 12Ц предстоял большой объем работ по приему объектов наземной космической инфраструктуры космодрома Байконур, но самое главное, — проведению ремонтно-восстановительных работ зданий и сооружений, освоению современных принципов подготовки и проведению испытаний новых образцов космических средств, эксплуатации и техническому обслуживанию оборудования технических позиций.

В связи с этим потребовались значительные материальные затраты и напряженная работа всего персонала испытательных и обеспечивающих подготовку космических средств комплексов, а также различных служб Центра 12Ц для организации и восстановления в короткий срок неисправного оборудования, ремонта зданий и сооружений. Руководили Центром 12Ц: с 30.08.1994 г. по 23.11.1998 г. — Ю.М. Данилов, с 23.11.1998 г. по 28.11.2000 г. — В.В. Москвин.

Работы по обеспечению и подготовке космических аппаратов ТПК «Союз ТМ» и ТГК «Прогресс М» проводили специалисты Центра12Ц: на ТП-2Т комплекса № 83 (начальник комплекса Н.Н. Матвеев, начальник отдела испытаний № 831 С.С. Пронкевич), а на ТП-254 — комплекса № 82 (начальник комплекса А.Л. Геворкян, начальники отделов испытаний: № 821 — В.И. Варламов, № 822 — И.А. Лобов).

Необходимо отметить, что и сам процесс подготовки и испытаний космических средств проходил в нервозной обстановке. Это было обусловлено тем, что из-за неразберихи с перечислением финансовых средств за аренду космодрома, возникали перебои в обеспечении электроэнергией технических позиций подготовки космических средств, размещенных на пл. № 2, пл. № 254 и космодрома Байконур в целом, со стороны отдельных структур Республики Казахстан, частым явлением было отключение подачи электроэнергии на город и технические позиции космодрома. Приходилось часто искать «окна» в моменты обеспечения электроэнергией технических позиций, чтобы своевременно выполнить задачи по подготовке наземного оборудования и бортовых систем космических средств.

Порой доходило до того, что подача электроэнергии прекращалась и без предупреждения в процессе проведения испытаний космических средств. Поэтому сам процесс испытаний затягивался, так как необходимо было (при появлении электроэнергии) привести бортовые системы и наземное испытательное оборудование в исходное состояние и все начинать сначала. Только твердые знания и мастерство испытателей и специалистов, обеспечивающих проведение испытаний, позволяло проводить испытания в таких сложных условиях с высоким качеством. Все это сказывалось и на работе технических систем, которые из-за перебоев в снабжении электроэнергией часто выходили из строя, а поэтому не выполнялись условия по поддержанию необходимого температурно-влажностного режима для нормального функционирования бортового и наземного оборудования.

И здесь не маловажную роль сыграл человеческий фактор — самоотверженное отношение к делу многих сотрудников структурных подразделений Центра 12Ц способствовало тому, что знания и опыт, приобретенные на космодроме Байконур, помогали в такой обстановке качественно проводить испытания космических средств, а принятые объекты в короткий срок были приведены в порядок. Следует отметить, что наряду с работами по наведению порядка на принятых объектах, не прекращалась и подготовка космических средств по различным программам. Так, МИК пл. № 254, в связи с приостановлением работ по программе МТКС «Энергия-Буран» после демонтажа части наземного испытательного оборудования, ремонта отдельных сооружений и помещений, был в короткий срок переориентирован для подготовки модуля «Спектр» (77КСО № 173-01) по программе 27КС (ОК «Мир»). В период с 16.01.1995 г. по 20.05.1995 г. подготовка этого модуля была успешно осуществлена. В этом, несомненно, заслуга сотрудников комплекса № 82, которые совместно с испытателями КИС-416 и представителями отделов ГКБ РКК «Энергия», смежных организаций своевременно и качественно выполнили поставленную задачу по подготовке модуля «Спектр» к запуску.

В залах и помещениях МИК пл. № 254 активно продолжались работы и по подготовке рабочих мест испытаний космических средств по обеспечению выполнения программы ОС «Мир». В период с марта по ноябрь 1995 г. на пл. № 254 проводились работы по переоборудованию и созданию рабочего места испытаний аппаратуры сближения «Курс» в сооружении безэховой камеры («БЭК-35»), которая ранее предназначалась для испытаний бортовой аппаратуры МТКС «Буран» на радиосовместимость. С этой целью совместно со специалистами НИИ ТП и ГКБ РКК «Энергия» силами сотрудников Центра 12Ц рабочие места испытаний, в одной из самых крупных безэховых камер в мире «БЭК-35» (зал № 105) и пультовые №№ 120, 121, 601, были укомплектованы необходимым оборудованием и аппаратурой, аттестованы и допущены к проведению штатных проверок аппаратуры сближения «Курс» в составе изделий (так принято называть космические аппараты среди испытателей) 11Ф732 (серия «Союз») и 11Ф615 (серия «Прогресс»).

Одновременно с этими работами, в сооружениях безэховой камере «Эхо-3» и МИК-1А ТП-2Т специалистами комплекса №83 проводились работы по ремонту, дооборудованию технических систем, пультовых и при этом так же не прекращалась подготовка космических средств по обеспечению функционирования ОС «Мир».

Следует отметить, что большинство технических систем, систем обеспечения электроэнергией сооружений МИК-1, МИК-1А, «Эхо-3» ТП-2Т находились в аварийном состоянии по причине длительного не выполнения профилактических и ремонтных работ и из-за отсутствия специалистов, комплектующих и материалов. Поэтому, в процессе приема оборудования от МО РФ, специалистами Центра 12Ц (комплекс № 83) в первую очередь проводились ремонтно-восстановительные работы на этом оборудовании с целью исключения срывов в процессе подготовки космических средств. С этой сложной задачей сотрудники комплекса № 83 успешно справились. В период с 09.01.1995 г. по 14.03.1995 г. совместным расчетом комплекса № 83 и войсковой части 44275 была проведена подготовка транспортного пилотируемого корабля (ТПК) 11Ф732 № 70 «Союз ТМ-21» и осуществлен успешный его запуск с экипажем на борту в составе: командир экипажа — В.Н. Дежуров, бортинженер — Г.М. Стрекалов, специалист полета — Н. Тагард (США). Что больше всего запомнилось при подготовке этого корабля — это хороший настрой испытателей и чувство высокой ответственности за процесс подготовки бортовых систем и оценку результатов испытаний. И то, что ТПК «Союз ТМ-21» был первым, который испытывали специалисты комплекса № 83, поднимало настроение всех участников подготовки.

В этой обстановке все приходилось делать с «листа»: комплектовать структурные подразделения Центра 12Ц специалистами, формировать и обучать расчеты подготовки космических средств космических средств и эксплуатации технических систем, входящих в состав технических комплексов ТП-2Т (сооружения: МИК-1, МИК-1А, МИККО-2Б, «Эхо-3»), осуществлять прием, освоение и эксплуатацию технологического испытательного оборудования и технических систем.

Выполнение задач по качественной подготовке космических средств облегчалось тем, что основу комплекса составляли высококвалифицированные специалисты с большим опытом испытательной работы на оборудовании технических комплексов из числа увольняемых в запас офицеров космодрома. Высокий профессионализм и знания проявляли при подготовке расчетов, наземного испытательного оборудования и бортовых систем космических средств ТП-2Т бывшие испытатели войсковых частей космодрома Байконур: Е.Б. Вассараудзе, Г.И. Булдаков, С.В. Голов, В.В. Пажин, Ю.М. Муравьев, Ф.Е. Ухтин, В.М. Майоров, А.П. Федюнин, В.Н. Шутько, Б.В. Дырченко.

В середине 1990-х годов начались работы в МИК пл. № 254 по созданию рабочих мест для подготовки космических средств ТГК серии «Прогресс» и ТПК серии «Союз». Укомплектование рабочих мест наземным испытательным и технологическим оборудованием осуществлялось из состава ТК на ТП-2Т и частично поставляемого из КИС-416.

В процессе проведения ремонтно-восстановительных работ технических систем ТП-2Т, необходимых для обеспечения подготовки и проведения испытаний космических средств, своевременно и с высоким качеством выполняли поставленные задачи специалисты комплекса № 83: А.В. Бороздин, Н.Я. Крячкин, В.В. Кашин, В.В. Корсаков, А.А. Маняка, В.Д. Немцов, С.А. Рубанов, С.А. Смоликов, А.А. Челноков, Н.Д. Алешичев, А.А. Радин, а испытатели отдела № 831: В.А. Попов, О.В. Сергеев, А.И. Акимов, Б.В. Дырченко, Э.Ю. Иванов, Е.Д. Шляхов, Ю.Г. Романов, В.Н. Сидоров, С.В. Голов, В.Д. Майоров, В.Г. Красюк, С.В. Косолапов, В.В. Пажин, И.А. Анюкова, В.Б. Столяров, В.А. Пономарев, Ф.Е. Ухтин, П.В. Доронин, П.М. Дмитриев, В.М. Пелевин, С.А. Берковский, М.А. Рогов, В.А. Меньшиков, Г.И. Булдаков, Н.И. Герус, А.В. Козловцев, С.К. Турлапов, О.В. Редькин, Р.М. Келлер, В.И. Шпиндлер, А.В. Иванов, А.В. Кондрашов, Ю.Г. Дендерин, А.И. Рузин, Н.Н. Афанасьев обеспечивали качественную подготовку наземного испытательного оборудования и испытания бортовых систем космических аппаратов.

После реорганизации в 1997 г. Центра 12Ц и объединения комплексов № 82 и № 83, эксплуатацию наземного технологического оборудования и испытания космических средств стали осуществлять специалисты испытательных отделов № 821 (начальник отдела В.А. Гапонов) и № 822 (начальник отдела И.А. Лобов, с 1999 г. — В.К. Качарьян) объединенного комплекса № 82 (начальник комплекса — А.Л. Геворкян, а с 1998 г. — М.Е. Малугин).

Содержание и эксплуатация оборудования, зданий и сооружений одновременно на двух технических позициях (ТП-2Т и 11П592) руководством отрасли было принято не рентабельным. Поэтому было решено перебазировать постепенно наземное испытательное оборудование с ТП-2Т на ТП 11П592 для организации создания технических комплексов подготовки космических средств по пилотируемой программе.

Сотрудникам Центра предстояло выполнить огромный объем работ по подготовке помещений МИК ТП 11П592 для обеспечения создания технических комплексов и размещения испытательного оборудования и оборудования технических систем.

После реорганизации в 2000-2001 гг., проводимой в РКК «Энергия» имени С.П. Королева, был создан научно-технический центр (НТЦ-12Ц), а в его составе космический испытательный центр (КИЦ-ТК) № 80 на космодроме Байконур.

Руководителем НТЦ-12Ц был назначен А.В. Толяренко, общее руководство КИЦ-ТК было возложено на А.Е. Подолинского, который длительное время работал в должности Главного инженера Центра 12Ц, а Главным инженером КИЦ-ТК был назначен Б.В. Хоценко.

Силами специалистов комплексов была проделана большая работа по реконструкции залов и помещений сооружения МИК пл. № 254 для размещения в них наземного испытательного оборудования для проведения испытаний космических средств по тематике РКК «Энергия» имени С.П. Королева. В этом большая заслуга начальника комплекса № 82 А.Л. Геворкяна, руководителей структурных подразделений Центра 12Ц и, несомненно, исполнителей работ. В 1996 г. в зале № 104 МИК пл. № 254 было введено в эксплуатацию первое рабочее место испытаний ТГК серии «Прогресс М», а в период с 16.03.1996 г. по 05.05.1996 г. ТГК «Прогресс М-31» (11Ф615А55 № 231) прошел полный цикл подготовки, включая и испытания в «БЭК-35».

В 1998 г. было введено в эксплуатацию 1-е РМ испытаний ТПК серии «Союз ТМ», а в период с 04.01.1999 г. по 20.02.1999 г. ТПК «Союз ТМ-29» (11Ф732А51 № 78) прошел полный цикл подготовки на этом рабочем месте, тем самым, положив начало подготовки ТПК «Союз ТМ» в сооружении МИК пл. № 254. С июня 1999 г. испытания на герметичность космических средств начали проводиться в вакуумной установке ВУ17Т523М (зал № 103) после ее доработок, которые проводились под руководством начальника отдела № 822 И.А. Лобова для испытаний космических средств: ТПК серии «Союз», ТГК серии «Прогресс», модулей серии 77К и 17КС (Функционально-грузовой блок «Заря», Служебный модуль «Звезда»). В 1999 г. было введено в эксплуатацию и второе рабочее место для проведения испытаний ТГК серии «Прогресс», а первым грузовым кораблем, который был подготовлен на этом рабочем месте, стал ТГК «Прогресс М1-1» (11Ф615А55 № 250). Следует отметить, что с марта 1998 г. подготовка ТГК серии «Прогресс М» стали проводить на ТП 11П592 пл. № 254.

В 1999 г. на пл. № 254 был сдан в эксплуатацию комплекс предстартовой подготовки космонавтов и доставляемого оборудования на ОК «Мир», так называемый «блок космонавтов». С целью его подготовки пришлось выполнить большой объем работ по демонтажу оборудования, расположенного на первом этаже западной стороны МИК пл. № 254, которое использовалось для проведения испытаний бортовых систем сближения космических аппаратов и переносу, монтажу и вводу в эксплуатацию его в других помещениях МИ В сжатые сроки в сооружении МИК пл. № 254 был проведен монтаж оборудования и ввод в эксплуатацию зарядной — аккумуляторной станции (ЗАС), современное оборудование которой позволяет осуществлять подготовку одновременно 8 блоков питания (в перспективе до 24-х штук) для космических средств пилотируемых программ. До этого подготовка бортовых блоков питания осуществлялась на ЗАС ТП-2Т силами специалистов войсковой части, а с 1996 г. — специалистами Сборочно-испытательного комплекса (СБИК) завода «Прогресс».

Cилами сотрудников Центра 12Ц залы и помещения МИК были приведены к 1998 г. в надлежащий вид. Все это требовало как физических, так и временных затрат. В этом заслуга в первую очередь руководителей структурных подразделений Центра 12Ц: А.Л. Геворкяна, М.Е. Малугина, И.А. Лобова, В.А. Гапонова, которые в сложных условиях (сжатые сроки и огромный объем работ) смогли организовать и мобилизовать сотрудников на выполнение этих работ.

Вне всякого сомнения, большой и сложный по значимости объем работ в период подготовки и проведения испытаний космических средств выполняли так же и сотрудники обеспечивающих подразделений Центра 12Ц, в частности, цеха № 824 (начальник цеха — Н.Н. Стрекалов).

То, что в помещениях МИК было прохладно в жару и тепло в холод, безотказно работала связь всех видов, не было проблем с водообеспечением, подъемно-транспортное оборудование работало «как часы» — заслуга специалистов этого цеха, которые и в жару и холод порой в очень трудных условиях (частые выходы оборудования из строя по причине длительной эксплуатации, отсутствие запасных частей и комплектующих и пр.) своевременно обеспечивали заданные комфортные условия работы испытателей и надежную работу техники. Бесперебойную подготовку космических средств на ТП 11П592 с высоким качеством обеспечивали: М.В. Бусыгина, Н.Е. Князева, А.А. Лосякова, Р.М. Шафигуллина, А.В. Бороздин, А.М. Маркасов, Д.Б. Грибенников, А.А. Седых, Н.А. Косбармаков, Л.Т. Коченова, Г.С. Васильева, С.А. Грибанов, В.А. Васильев, А.В. Сайгаченко, М.В. Жуков, Ф.К. Нуриев, Н.А. Братских, Н.В. Лосяков, В.П. Габужас, Н.Е. Волков, В.П. Зиновьев, А.А. Кучеров, Н.И. Вакаева, Н.В. Кучерова, М.А. Грибанова, М.Ф. Галиакберов, А.С. Семикин, Н.Г. Великжанин, С.Н. Князев, Н.Н. Королева, Н.П. Кирьянова, С.В. Андреева, Е.С. Власова, Л.В. Грибкова, Н.А. Иванов, Ю.В. Жуков, В.В. Васин, С.В. Маринич, С.А. Рубанов, В.И. Павленко.

Все, что сделано специалистами Центра 12Ц в сооружениях пл. № 254 сможет оценить только тот, кто помнит, сколько оборудования было в сооружениях пл. № 254, после приостановке программы по МТКС «Буран» и которое необходимо в большей части демонтировать.

Испытательные отделы укомплектовывались опытными испытателями из числа уволенных из рядов Вооруженных Сил офицеров Испытательных Управлений космодрома Байконур и молодыми сотрудниками, с которыми в короткие сроки необходимо было организовать обучение и ввод их в строй. С лучшей стороны зарекомендовали себя при обучении молодых испытателей Центра 12Ц Е.Б. Вассараудзе, Ю.П. Муравьев, А.П. Федюнин, В.Н. Шутько, Ф.Е. Ухтин, Б.В. Дырченко.

Одному из авторов книги пришлось непосредственно руководить работами по переоборудованию залов №№ 101, 102, 104, 105, помещений МИК и монтажом и вводом в эксплуатацию наземного технологического оборудования непосредственно с апреля 1997 г. Необходимо заметить, что эти работы проводились в период интенсивных работ по подготовке и испытаниям космических средств на ТП 11П592, но это ни как не отразилось на сроках и качестве работы расчетов подготовки наземного оборудования и бортовых систем космических средств.

Большинство сотрудников с пониманием относились к ответственным работам по реконструкции залов и пультовых в сооружениях пл. № 254, так как в памяти многих еще были свежи воспоминания о напряженных днях работы по подготовке уникального творения научной мысли советских ученых — МТКС «Буран», когда приходилось не считаться со временем на отдых. Но это было уже позади, и предстоял большой объем работ по созданию и вводу в эксплуатацию новых рабочих мест проведения испытаний космических средств для выполнения программ пилотируемой тематике.

Все старались работать с полной отдачей и с высоким качеством. Постепенно залы и помещения обретали новый вид. Порой что-то не получалось сразу, но опыт многих специалистов помогал справляться и с этими проблемами.

Конечно, большинство руководителей с пониманием относились к предложениям, которые предлагались специалистами по улучшению и оптимизации процесса испытаний космических средств. Но были и такие «созидатели» (к сожалению, некоторые из них и сейчас «у руля»), кто действовал по принципу одного из литературных героев — «как бы чего не вышло». Эти действовали всегда в беспроигрышном варианте в отличие от тех, кто истинно болел за дело и стремился внести в процесс подготовки и испытаний космических средств новое и прогрессивное, что способствовало бы повышению качества испытаний, и верил в успех дела. В отличие от первых, они просто боялись всего нового и не верили в успех, постоянно одергивали и предупреждали, что все делается не так и не лучшим образом. И если действительно, успех, то все забывали про неверие таких «созидателей», но если случался хотя бы малейший «прокол», то здесь они всегда на «коне». Ведь они «предупреждали, говорили» и т.п. Тут же с огромным упоением начинают создавать комиссии по расследованию и, стремясь обозначить свою значимость, всегда работают в них. Но так как в технической стороне дела эти горе — перестраховщики в отдельных моментах не разбирались, то основное усилие они направляли против новаторов, активных разработчиков нового, которые были способны принимать самостоятельно правильные решения. Что порой удивляло, так это не желание выслушать доводы и постоянное «Что меня учите, я все знаю». А как проводили и проводят совещания эти перестраховщики можно выразить в одной фразе: «может говорить с утра до вечера, а слушать … нечего». И у такого руководителя всегда, как только вставал вопрос об ответственности, то выяснялось, что не хватает полномочий. Практика доказала, что такой тип руководителя страдает чрезмерным зазнайством, переоценкой своих знаний и способностей, а на деле их не оправдывает. Болезненно самолюбив, отчего часто злобен.

Работа по большинству вопросов из-за таких руководителей «стопорилась», и делу часто грозил крах, срыв сроков, так как такой руководитель не мог своевременно оперативно решить назревшие вопросы, а порой — с трудом найти на своем столе нужную бумагу среди вороха других бумаг, в его рабочих записях путаница и беспорядок. Да и сам стиль работы его способствовал и способствует тому, чтобы в большинстве решаемых вопросов их решение тормозилось, так как руководитель хватается то за одно, то за другое и ничего толком не доводит до конца, постоянно опаздывает и вечно не готов к совещаниям, если документы неделями пылятся у руководителя не подписанными, а он понятия не имеет о приоритетах, работает в условиях постоянной неразберихи. Порой уходило значительное время на коррекцию в «местах расположения запятых», а не решение вопроса по своей сути путем снятия телефонной трубки и переговоров с тем или иным руководителем.

Порой руководители такого типа просто измывались над новаторами и были очень злопамятны по отношению к тем специалистам, кто действовал самостоятельно, без подсказок. Именно эти горе — начальники мешали в карьере и росте тем, кто грамотнее, компетентнее и эрудированнее, чем они. И горе тем, кто хоть когда-то выступал против них, унизить и оплевать такого «беспроигрышным» доставляло особое удовольствие. Конкурентов эти горе-руководители просто убирали с дороги. Так вынуждены были уйти из коллектива Центра 12Ц перспективные, грамотные руководители такие, как С.С. Пронкевич, И.А. Лобов. Такому типу руководителя трудно понять, что талантливый профессионализм не склонен бороться за начальственные кресла — ему не позволяет гордость, он ждет, когда его заметят (но в этой ситуации — кто?). Кроме того, он не страдает комплексом неполноценности, а удовлетворение находит в творческих поисках на занимаемой должности, ведь любая должность дает простор для творчества. Зато такую посредственность толкает вверх комплекс неполноценности, ей очень хочется всем показать, что, дескать, «Вы все меня дураком считали, а Я вот как высоко забрался! ». И как не странно, считая себя гениальными и незаменимыми, эти «специалисты» порой добиваются по служебной лестнице значительных высот, оставляя после себя некомпетентных руководителей не способных разбираться в тонкостях и особенностях построения бортовой аппаратуры, подготовки оборудования ТП и испытаний космических средств, а также своевременно принимать правильные решения при возникновении нестандартных ситуаций. Ну и, само собой, такие алчные людишки лезут вверх, чтобы удовлетворить свои мечтания о материальных благах себе и своим родственникам. И в угоду горе-руководителям уже создан тип начальника — посредственности, который не способен четко планировать на перспективу работу возглавляемого коллектива сотрудников, а живет только по указке сверху, ни о чем не думая и ни чего не предлагая. Хотя давно известно, что посредственность, особенно среди руководителей, вредна и опасна. Ибо такой руководитель будет всегда стремиться подбирать и расставлять кадры не по таланту и знаниям, а по личной преданности и безропотности, исполнять любые (порой даже абсурдные) указания. Вот почему в последнее время подбор и расстановка кадров стала проводиться по принципу личной преданности и покорности, а не по профессиональным качествам. А это привело к сложившейся ситуация, когда запуганный подчиненный-маленький начальник у самодура — большого начальника вынужден подавить в себе любую инициативу (хотя ее у него чаще всего и нет, таких подбирают и ставят на должность) и работать только «от» и «до», делать только то, что укажет «большой начальник». Это, кстати, отдельных начальников, которые боятся принимать самостоятельные решения даже по незначительным вопросам, входящим в их компетенцию, вполне устраивает. Для такого типа руководителя доставляет удовольствие шаркание подчиненных, подобострастие в их глазах и их поступках.

За время службы на космодроме Байконур одному из авторов повезло, что наставниками, руководителями у него были специалисты с большой буквы, на которых постоянно хотелось равняться и впитывать как губка все положительное, что было у них: знание, подход к делу, умение работать с людьми. Среди них хотелось бы в первую очередь назвать А.А. Шумилина, Е.А. Черного, Р.Т. Крутова, Ю.М. Алиева, Л.В. Дронникова, А.В. Ларкина, Д.А. Меркулова, А.Н. Чемакина. Они всегда учили подчиненных способности принимать своевременно решения и не бояться ответственности. И всегда ценили в подчиненных ум, знания и способность принимать самостоятельные решения, чего не скажешь о начальнике, с которым пришлось работать в последнее время в КИЦ-ТК.

Порой становится очень обидно, что из-за боязни потерять «кресло» есть еще начальники, которые способны оклеветать любого, тем самым поставить заслон с помощью верхних руководителей грамотным специалистам, способным руководить большими коллективами и обладающих хорошими организаторскими способностями (что подтверждено практикой). Одному из авторов книги пришлось испытать это на собственном опыте. В такой ситуации чувствуешь себя потерянным, так как даже те, кто был вроде бы рядом, сразу же быстро понимают — кому надо «служить», а кого можно и предать. Но, пусть это останется на совести всех кто так поступает, бог им судья. Что говорят эти людишки, оставшись наедине со своей совестью?

Такое отступление сделано специально и преследует две цели: первая, чтобы многие сразу узнали, о ком здесь шла речь, а вторая — чтобы те, кто стремится к руководству, никогда не брали за основу стиль этого типа «руководителя».

Но теперь и о хорошем….

Необходимо отметить, что испытания космических средств на космодроме Байконур в середине 1990-х годов проходили в сложных условиях из-за сбоев в подаче электрической энергии, как на технические позиции космодрома, так и в целом для обеспечения нужд города. Поэтому в любой момент испытаний можно было ожидать отключения напряжения (так оно и было не раз) с борта космических средств и наземного испытательного оборудования, а затем приводить системы в исходное состояние и начинать все сначала…

От расчетов подготовки и проведения испытаний в таких условиях особо требовалось проявлять предельное внимание и собранность, для того, чтобы своевременно провести работы по проведению бортовой аппаратуры и наземного технологического оборудования в исходное состояние не допустив ошибок и обеспечить полную и качественною проверку бортовых систем. Все лишения и трудности, которые выпали на долю испытателей космодрома в период подготовки космических средств по программе ОК «Мир», были ими успешно преодолены.

Весомый вклад в процесс создания, становления структурных подразделений Центра 12Ц, качественного обеспечения и проведения испытаний бортовых систем космических аппаратов, предназначенных как для ОК «Мир» в период его функционирования внесли сотрудники испытательных отделов и служб НТЦ 12Ц: В.И. Варламов, Е.Б. Вассараудзе, Р.З. Шафигуллин, В.А. Пономарев, В.Б. Столяров, А.П. Федюнин, Ю.П. Муравьев, О.В. Сергеев, Г.И. Булдаков, В.А. Попов, А.Н. Новиков, А.В. Козловцев, В.В. Пажин, М.А. Рогов, Р.А. Шарафутдинов, В.А. Меньшиков, И.И. Манузин, А.Б. Лохмачев, Н.И. Герус, А.С. Прохоров, А.И. Алешко, Н.И. Анюков, И.А. Анюкова, А.К. Сиротин, Л.В. Сутырина, Г.Д. Рыжкова, Ю.Г. Романов, Б.В. Дырченко, В.Н. Сидоров, Н.Д. Воеводина, Э.Ю. Иванов, Е.Д. Шляхов, А.И. Акимов, В.Г. Юмашев, А.Г. Суслин, Е.И. Тындык, А.Д. Пархоменко, М.А. Васютенков, Ф.Е. Ухтин, А.Н. Зудочкин, В.В. Кашин, А.В. Бороздин, А.А. Челноков, С.В. Голов, В.Н. Шутько, В.П. Пацейко, С.П. Пацейко, А.Н. Тураев, О.А. Тураев, В.П. Шевченко, О.В. Редькин, С.В. Беляев, А.Н. Горбацевич, А.В. Жуков, А.Ф. Яшин, В.М. Васильев, С.К. Турлапов, Г.П. Козловцева, Р.М. Келлер, А.Г. Трубихин, В.К. Качарьян, В.Ф. Кондрашов, Г.В. Шваков, А.В. Кондрашов, В.Ф. Бадаев, А.М. Рощин, А.В. Иванов, Ю.М. Алексахин, В.М. Павлюсь, В.Н. Сыромятников, О.Е. Сухова, В.И. Шпидлер, Л.Д. Павленко, Л.И. Костюк, Ю.Н. Бардаков, Т.Д. Егорова, Т.С. Герасимова, Л.Д. Рубцова.

Слаженность и четкость в работе при обеспечении работ по программе ОК «Мир» проявляли специалисты вспомогательных подразделений, которыми в разные периоды времени руководили Е.И. Ковтуненко, Н.Н. Стрекалов, А.М. Хабаров, Ю.М. Гавриленко, А.Г. Балакин, Б.В. Хоценко, Г.Р. Стрекалов, А.Л. Верещак, А.В. Юрьев, А.В. Иванов, Г.В. Мишин, А.Н. Товпыга, А.С. Степанов, О.П. Шавырин, Р.Н. Курбеев, Н.Ф. Ефременко, Г.Ф. Литвинюк.

Следует заметить, что мы в основном остановились на этапах подготовки КА на ТК, а ведь еще в подготовке и обеспечении выполнения программы ОК «Мир» участвовали сотни высококлассных специалистов от Сборочно-испытательного комплекса (СБИК) завода «Прогресс» г. Самара, руководитель — Г.Я. Сонис, Центра эксплуатации и испытаний конструкторского бюро транспортного химического машиностроения (ЦЭИ КБ ТХМ) на космодроме Байконур, руководитель — В.В. Ткаченко, Центра испытаний №1 на космодроме Байконур конструкторского бюро общего машиностроения имени В.П. Бармина (ЦИ КБ ОМ), руководитель представительства КБ ОМ на космодроме Байконур — С.А. Карасев, Центра эксплуатации и испытаний на космодроме Байконур Федерального государственного унитарного предприятия (ЦЭИ ФГУП) «Отдельное конструкторское бюро (ОКБ) «Вымпел», руководитель — В.М. Григорьев и Федерального космического Центра космодрома Байконур (руководитель — Е.М. Кушнир). Специалисты этих организаций внесли весомый вклад в обеспечение процесса эксплуатации ОК «Мир». Мы уверены, что и о них будут написаны воспоминания.

ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ОРБИТАЛЬНОГО КОМПЛЕКСА «МИР»

В таблице 1 приведен перечень основных элементов орбитального комплекса «Мир» и указаны их габаритно-весовые параметры. Также указаны даты запуска модулей и даты их включения в состав орбитального комплекса.

Базовый блок 17КС № 127-01 — основной элемент ОК «Мир», объединявший все модули в единое целое.

Основные функции базового блока:

— обеспечение необходимых условий экипажам для выполнения запланированных работ и отдыха;

— обеспечение снабжения электроэнергией;

— управление процессами ориентации и коррекцией орбиты;

— обеспечение выходов в открытое космическое пространство;

— проведение научных программ;

— обеспечение процессов сближения и стыковки космических аппаратов;

— поддержание необходимого режима жизнедеятельности внутри блока;

— обеспечение взаимодействия с ЦУП.

Для обеспечения этих функций в базовом блоке, помимо основной аппаратуры, размещалось оборудование управления различными системами жизнедеятельности экипажа и научной аппаратурой, а также места для отдыха экипажей. Конструктивно базовый блок состоял из переходного отсека с пятью пассивными стыковочными узлами (один осевой и четыре боковых), типа системы «штырь-конус, для соединения с транспортными кораблями и научными модулями, рабочего отсека, промежуточной переходной камеры и агрегатного отсека с пассивным стыковочным узлом. Переходный отсек, помимо обеспечения функций стыковки, должен был выполнять функции шлюзовой камеры при подготовке экипажей для внекорабельной деятельности. Основу базового блока составляет герметичный рабочий отсек с центральным постом управления «Плутон», оборудованного средствами связи и девятью иллюминаторами. Комфорт для экипажа обеспечивается двумя индивидуальными каютами и общей кают-компанией с рабочим столом, устройствами для подогрева воды и пищи.

Таблица 1. Перечень основных элементов орбитального комплекса «Мир»

№ п/пЭлементИндексДата пускаДата стыковкиМасса (т)Длина по корпусу (м)Диаметр мах (м)Размах СБ (м)
1Базовый блок17КС № 127-0120.02.1986-20.913.134.1529.7
2Модуль «Квант»37КЭ
№ 166-01
31.03.198709.04.198711.055.84.15-
3Модуль «Квант-2»77КСД № 171-0126.11.198906.12.198919.512.44.3527.35
4Модуль «Кристалл77КСТ
№ 172-01
31.05.199010.06.199019.511.94.3536
5Модуль «Спектр»77КСО № 173-0120.05.199501.06.19959.3414.444.3523.3
6Стыковочный отсек316ГК12.11.199515.11.19953.94.72.9-
7Модуль «Природа»77КСИ № 174-0123.04.19926.04.199619.3411.554.1

Здесь же были установлены беговая дорожка и велоэргометр. В стенку корпуса вмонтирована портативная шлюзовая камера. На наружной поверхности рабочего отсека размещены две поворотные панели солнечных батарей и неподвижная третья, которую смонтировали космонавты в ходе полета. За рабочим отсеком находился негерметичный агрегатный отсек, в котором размещалась объединенная двигательная установка с топливными баками. Посередине рабочего отсека располагалась герметичная переходная камера, оканчивающаяся стыковочным узлом, к которому в ходе полета был подстыкован модуль «Квант». Снаружи агрегатного отсека на поворотной штанге установлена остронаправленная антенна системы «Антарес», обеспечивающая связь через спутник-ретранслятор «Альтаир», находящийся на геостационарной орбите.

Запуск базового блока ОК «Мир», намеченный на 16 февраля 1986 г. не состоялся из-за неустойчивого приема телеметрической информации с борта базового блока. За несколько секунд до команды «Контакт подъема» произошел сбой в работе основного передатчика телеметрической системы и Главный конструктор НПО «Энергия» Ю.П. Семенов принял решение о переносе даты запуска. При несостоявшемся запуске, учитывая сильный ветер и низкую температуру, специалисты направили все усилия на скорейшую наладку термостатирования головного блока, чтобы сохранить работоспособность бортовых средств. Все системы наземного стартового комплекса были приведены в исходное состояние и, тем самым, обеспечена их готовность к повторным работам по пусковому графику работ. Повторный запуск базового блока станции «Мир» прошел успешно 20 февраля 1986 г. РН «Протон-К», старт которой состоялся в 00:28:23 ДМВ (декретное московское время) с ПУ-39 пл. № 200, вывела на заданную орбиту базовый блок ОК «Мир».

Астрофизический модуль «Квант» (37КЭ № 166-01), оснащенный научной аппаратурой для исследования рентгеновских источников излучения в космическом пространстве, которые недоступны наблюдению с Земли. Он состоял из герметичного лабораторного отсека с переходной камерой и негерметичного отсека научных приборов. Модуль имел два стыковочных узла, расположенных по продольной оси: активный (для стыковки к базовому блоку) и пассивный (для приема ТГК серии «Прогресс» и ТПК серии «Союз»). Следует отметить, что именно большая нагрузка предстояла этому пассивному стыковочному узлу, так как почти все транспортные грузовые корабли стыковались к ОК «Мир» к нему. Это было обусловлено тем, что магистрали топливом дозаправки ОК «Мир» были проложены к этому стыковочному узлу.

В состав модуля «Квант» входили следующие системы и аппаратура:

— Аппаратура системы сближения «Игла-1Г» (11Л929);

— Антенны системы сближения «Курс-П» (17Р66): 4АО-ВКА, АР-ВКА, 2АР-ВКА. Подключение к контейнерам аппаратуры «Курс», размещенной в базовом блоке было выполнено экипажем после стыковки модуля «Квант»;

— Блок инфракрасной вертикали (ИКВ);

— Гироскопы динамические (так называемые «гиродины»);

— Комплект аппаратуры системы управления движением;

— Аппаратура поста управления экипажа.

В автономном полете пассивный стыковочный агрегат модуля был закрыт служебным блоком (77КЭ), который выполнял функции буксира. После стыковки модуля «Квант» к базовому блоку (ось «+Х»), служебный блок (77КЭ) отстыковался и освободил второй стыковочный узел модуля «Кванта». Позднее на модуле «Квант» были установлены солнечные батареи размахом 40,84 м.

Научное оборудование модуля:

1. Астрофизическое: ультрафиолетовый (УФ) телескоп «Глазар», аппаратура «Рябина-2», комплекс «Рентген-37КЭ» СПТ.

2. Геофизическое: инжектор плазмы «Ариель», инжектор электронов «Источник», аппаратура «Арфа-7», датчик «Зонд-Заряд».

3. Биотехнологическое: аппаратура: «Биокрист», «Луч», «Биоконт», «Рекомб-К», «Биомагнистат».

4. Техника: аппаратура: «Волна-2А», «Индикатор-Э», экспериментальная установка «Скорость», ферменные конструкции: «Софора», «Рапана», «Стромбус», «Ферма-3».

5. Дистанционное зондирование Земли (ДЗЗ): оптический визир ОД-5.

Модуль «Квант» оказался одним из самых результативных модулей ОК «Мир» по выполнению ряда работ в ходе полета ОК «Мир».

Во-первых, гиродины (мощные гироскопы), установленные на нем, обеспечивали ориентацию всего комплекса длительное время.

Во-вторых, рентгеновский комплекс модуля, состоящий из нескольких телескопов, в том числе разработки Германии, Голландии и других стран, позволил получить серьезные научные результаты. Впервые было зарегистрировано рентгеновское излучение при вспышке Сверхновой звезды 1987А, вспыхнувшей на расстоянии 180000 световых лет от Солнца, в соседней с нашей Галактике Большое Магелланово облако и была отслежена временная эволюция её спектра, проведены успешные наблюдения пульсаров Геркулес-ХI и Лебедь-ХI и звезды Новой в созвездии Лисички. Результаты этих наблюдений являются приоритетными и признаны научной общественностью как выдающееся мировое достижение и остались уникальными до сегодняшних дней.

В-третьих, впервые была осуществлена дозаправка топливом базового блока комплекса из топливных баков ТГК серии «Прогресс». Она осуществлялась с помощью топливных магистралей, которые проходили от стыковочных узлов до систем дозаправки и размещались внутри модуля.

Модуль «Квант-2» (77КСД № 171-01) — модуль дооснащения ОК «Мир» научной аппаратурой и обеспечения выходов экипажей для внекорабельной деятельности. Он состоял из трех герметичных отсеков: приборно-грузового, приборно-научного и шлюзового. Модуль имел один стыковочный узел (активный) — осевой для стыковки к переходному отсеку базового блока (ось «-Х»), а с помощью манипулятора модуль переводился на штатное место — боковой стыковочный узел базового блока переходного отсека (ось «+Y»).

В состав модуля входили следующие бортовые системы и аппаратура:

— аппаратура системы сближения «Курс-1» (17Р64) с антенными устройствами;

— гироскопы динамические;

— комплект аппаратуры системы управления движением (датчики ИКВ, солнечные датчики и пр.);

— аппаратура поста управления;

— система регенерации воды;

— буферные электрохимические батареи;

— баки системы «Родник»;

— двигатели коррекции и стабилизации;

— оборудование системы обеспечения температурного режима;

— командная радиотехническая система «Куб-контур».

Научное оборудование модуля включало в себя следующие направления:

1. Дистанционное зондирование Земли (ДЗЗ) и экология: многоканальный фотоаппарат МКФ-6МА, телеспектрометр «Фаза», платформа АСП-Г-М, спектрометр МКС-М, телекамеры КЛ-140СТ (черно-белого изображения) и КЛ-103В (цветная), видеокомплекс «Атлас».

2. Астрофизика: рентгеновский спектрометр АРИЗ, аппаратура «Рябина-2А», «Спин-6000».

3. Техника: оптический звездный датчик ОЗД, аппаратура «Вега», датчики «Спрут-6».

4. Материаловедение: модули: ОТЗ-З «Экзек», ЭРЭ, «Эпсилон-3 Т3», СКК № 11, 14, «Компласт», «Платан-Н» (Детектор №5), «Солярис».

В модуле «Квант-2» размещалась шлюзовая камера, которая позволяла осуществлять выходы космонавтов в открытое космическое пространство, с выходным люком диаметром около одного метра. В составе модуля входил также дополнительный комплект гиродинов, установленных не внутри обитаемого отсека, как на модуле «Квант», а снаружи — на корпусе модуля «Квант-2». Но, как показал опыт дальнейшей эксплуатации модуля, это техническое решение не оправдало себя, так как было затруднено выполнение ремонтно-восстановительных работ при выходе из строя гиродинов. На модуле было установлено исследовательское оборудование, которое расширило научную программу орбитального комплекса. В частности, на корпусе модуля была установлена поворотная управляемая платформа с фотометрической, телевизионной и спектрометрической аппаратурой. Управлять этой платформой могли как члены экипажа ОК «Мир», так и операторы ЦУП, что позволяло непосредственно с Земли исследовать интересующие участки земной поверхности или небесной сферы.

Технологический модуль «Кристалл» (77КСТ № 172-01) — предназначался для размещения научной аппаратуры различного назначения. Основное предназначения модуля — проведение экспериментов с целью получения в невесомости новых материалов, очистки биологически активных веществ в целях получения новых лекарственных препаратов. Модуль состоял из двух герметичных отсеков: приборно-грузового и переходно-стыковочного. Кроме того, он имел три стыковочных узла: осевой (активный) на герметичном приборно-грузовом отсеке и два андрогинно-периферийного типа АПАС (для обеспечения стыковки МТКС «Буран» и «Шаттл») на переходно-стыковочном отсеке (осевой и боковой). До 27.05.1995 г. модуль находился на боковом стыковочном агрегате базового блока (ось «-Y»), предназначенном для модуля «Спектр», а затем модуль «Кристалл» был переведен на осевой стыковочный агрегат базового блока (ось «-Х»). 30.05.1995 г. осуществлена перестыковка модуля на штатное место — стыковочный агрегат базового блока (ось «-Z»). 10.06.1995 г. модуль вновь был переведен на осевой стыковочный агрегат базового блока (ось «-Х») для обеспечения стыковки с американской многоразовой транспортной космической системой (МТКС) «Атлантис» STS-71, а 17.07.1995 г. возвращен снова на штатное место — стыковочный агрегат базового блока (ось «-Z»).

В состав модуля входили следующие системы и аппаратура:

— аппаратура системы сближения «Курс-1» (17Р64) с антенными устройствами;

— гироскопы динамические;

— комплект аппаратуры системы управления движением (датчики ИКВ, солнечные датчики и пр.);

— аппаратура поста управления;

— буферные электрохимические батареи и солнечные батареи;

— баки системы «Родник»;

— двигатели коррекции и стабилизации;

— оборудование системы обеспечения температурного режима;

— командная радиотехническая система «Куб-контур».

Модуль был оснащен двумя солнечными батареями (общей площадью 72 м2, мощностью 8,4 кВт). Конструкция солнечных батарей позволяла обеспечивать многократное их раскрытие и закрытие. В процессе полета одна солнечная батарея была демонтирована и установлена на модуль «Квант». На сферической части переходно-стыковочного отсека размещались два стыковочных агрегата АПАС-89 для стыковки МТКС «Буран» и блока научной аппаратуры.

Научное оборудование модуля включало в себя следующие направления:

1. Технология: технологические печи «Кратер-ВМ», «Галлар», «Зона-02», «Зона-03», комплекс управления «Оникс», зеркальная печь «Оптизон-1», экспериментальные установки: «Кристаллизатор ЧСК-1», «Титус-ЧСК-4», аппаратура «Алис-2», «Виброкристаллизация», платформа ВЗП-1К.

2. Астрофизика: гамма-телескоп «Букет», УФ-телескоп «Глазар-2», спектрометр «Гранат-С», магнитный спектрометр «Мария-2».

3. Медицина и биология: аппаратура «Фертиль», оранжерея «Свет», электорфоретический комплекс «Айнур».

Оптический модуль «Спектр» (77КСО № 173-01) — предназначался для проведения научных исследований и экспериментов по исследованию природных ресурсов Земли, экологического мониторинга атмосферы, океанов и космического пространства. Для вынесения экспериментальных образцов на наружную поверхность запланирована установка копирующего манипулятора «Пеликан», работающего совместно со шлюзовой камерой. На поверхности модуля установлены четыре поворотные солнечные батареи. В процессе эксплуатации ОК «Мир» были изменены задачи модуля, основная из которых заключалась в обеспечении работоспособного состояния служебных систем комплекса. С этой целью на модуль были установлены две дополнительные солнечные батареи. Модуль также состоял из двух отсеков: герметичного приборно-грузового и негерметичного, на котором установлены четыре солнечные батареи. Модуль был оборудован одним стыковочным узлом (осевым) на герметичном приборно-грузовом отсеке. Штатное место модуля «Спектр» в составе ОК «Мир» — стыковочный агрегат базового блока (ось «-Y»). В состав модуля входили следующие системы и аппаратура:

— аппаратура системы сближения «Курс-1» (17Р64) с антенными устройствами;

— гироскопы динамические;

— комплект аппаратуры системы управления движением (датчики ИКВ, солнечные датчики и пр.);

— аппаратура поста управления;

— система регенерации воды;

— буферные электрохимические батареи и солнечные батареи;

— баки системы «Родник»;

— двигатели коррекции и стабилизации;

— оборудование системы обеспечения температурного режима;

— командная радиотехническая система «Куб-контур».

Научное оборудование модуля:

1. Астрофизика: детектор межзвездного газа «КОМЗА», аппаратура «Рябина-4П», рентгеновская аппаратура «Гриф-1», «Таурас».

2. ДЗЗ и мониторинга экологии: ИК-спектрометр «Мирас», лидар «Балкан-1», спектрометр «Феникс», фотографический комплекс «Природа-5».

3. Техника: аппаратура «Астра-2», комплекс «Сигма-КСО», комплекс «Пеликан», УФ-спектрорадиометр «Бриз», бинокулярный радиометр 286К.

4. Геофизика: инжектор ИПИ-2000.

Стыковочный отсек (СО) (316ГК) — предназначался для обеспечения стыковки МТКС серии «Шаттл» с ОК «Мир». СО представлял собой цилиндрическую конструкцию диаметром около 2.9 м и длиной около 5 м и был оснащен системами, которые позволяли обеспечивать работы экипажа и контролировать его состояние, в частности: системами обеспечения температурного режима, телевидения, телеметрии, автоматики, освещения. Пространство внутри СО позволяло работать экипажу и размещать оборудование в процессе доставки СО на ОК «Мир». На поверхности СО были закреплены дополнительные солнечные батареи, которые после стыковки его с ОК «Мир» были перенесены экипажем на модуль «Квант», средства захвата СО манипулятором МТКС серии «Шаттл», средства обеспечения стыковки. СО был доставлен на орбиту МТКС «Атлантис» (STS-74) и с помощью собственного манипулятора и осевого андрогинно периферийного агрегата стыковки (АПАС-2) был подстыкован к стыковочному агрегату на шлюзовой камере МТКС «Атлантис», а затем, последний, вместе со СО пристыковывался к стыковочному агрегату модуля «Кристалл» (ось «-Z») с помощью андрогинного периферийного агрегата стыковки (АПАС-1). СО 316ГК как бы удлинял модуль «Кристалл», что позволяло стыковаться американским МТКС серии с ОК «Мир» без перестыковки модуля «Кристалл» на осевой стыковочный агрегат базового блока (ось «-Х»). электропитание всех систем СО обеспечивалось от ОК «Мир» через разъемы в узле АПАС-1.

Модуль «Природа» (77КСИ № 174-01) — предназначался для проведения научных исследований и экспериментов по исследованию природных ресурсов Земли, космических излучений, геофизических процессов различного происхождения в околоземном космическом пространстве и верхних слоях земной атмосферы. Основу модуля составлял герметичный приборно-грузовой отсек, условно разделенный на три секции. По насыщенности научной аппаратурой, модуль не имел равных среди предшественников. В модуле было установлено 25 комплектов аппаратуры общим весом 2964 кг. Модуль имел один стыковочный узел (активный), расположенный по его продольной оси. Штатное место модуля «Природа» в составе ОК «Мир» — стыковочный агрегат базового блока (ось «+Z»).

В состав модуля входили следующие системы и аппаратура:

— аппаратура системы сближения «Курс-1» (17Р64) с антенными устройствами;

— комплект аппаратуры системы управления движением (датчики ИКВ, солнечные датчики и пр.);

— аппаратура поста управления;

— буферные электрохимические батареи;

— двигатели коррекции и стабилизации;

— оборудование системы обеспечения температурного режима;

— командная радиотехническая система «Куб-контур».

Научное оборудование модуля:

1. ДЗЗ и мониторинг экологии: радиометр «Икар-1», сканирующий радиометр «Икар-Дельта», ИК-спектрорадиометр «Исток-1», спектрометры: «МОЗ-Обзор», МСУ-СК, МСУ-2, «Озон-Мир», радиолокатор «Траверс-1», стереосканер МОМС-2П (обеспечивал разрешение около 5 м — лучшее на то время), аппаратура РПИ, БИСУ-ПМ, аэрозольный лидар «Алиса».

2. Техника: аппаратура «Уровень», «Индикатор-И», датчик ДК-33.

3. Астрофизика: дозиметр ДК-1, анализатор С-11, спектрометр СПЭ-1.

4. Медицина: аппаратура «Когнилаб».

5. Геофизика: аппаратура «Ионозонд».

6. Технология: система распределения питания PUP-A, PUP-B (NASA).

К середине 1996 г. после запуска и стыковки модуля «Природа» с ОК «Мир» сформировался его окончательный облик, как научно-исследовательского комплекса, оснащенного уникальной научной аппаратурой. В состав комплекса вошли 7 модулей, в которых за время эксплуатации была размещена научная аппаратура более 240 наименований производства 27 стран общей массой 11,5 тонн, а с учетом вспомогательного оборудования и средств обеспечения общая масса комплекса целевых нагрузок составила 14 тонн. Данный комплекс научной аппаратуры позволял выполнять фундаментальные и научно-прикладные исследования по девяти направлениям в различных областях науки и техники.

Линейные размеры ОК «Мир»:

— по корпусам базового блока, модуля «Квант» и с двумя пристыкованными кораблями — 33 м;

— по корпусам модулей «Квант-2» и «Спектр» — 29 м;

— по корпусам модулей «Природа», «Кристалл» и стыковочного отсека (СО 316ГК) — 30 м.

В частности, уникальный комплекс научной аппаратуры в общем случае включал в себя:

— аппаратуру для выполнения программ по дистанционному зондированию, состоящую из двадцати четырех активных и пассивных приборов для наблюдения Земли, работающих в видимом,

— ИК— и СВЧ— диапазонах частотного спектра;

— астрофизическую обсерваторию из шести телескопов и спектрометров;

— четыре технологические печи;

— шесть медицинских диагностических комплексов;

— аппаратуру по исследованию материалов и биотехнологических процессов.

Модульный принцип построения ОК «Мир» обеспечил его поэтапное развитие, позволил значительно расширить состав научного оборудования и существенно улучшить условия жизни и работы на орбите. Такое построение позволяло делать гибкими не только программы научных исследований, но и процессы поиска инженерно-конструкторских решений по дальнейшему дооснащению комплекса. Окончательная конфигурация ОК «Мир» определила классическую схему построения пилотируемых орбитальных комплексов будущего. Кстати, именно полученный опыт последовательного дооснащения ОК «Мир» в настоящее время используется при создании космической станции нового поколения — МКС.

В соответствии с «Программой летных испытаний постоянно действующей пилотируемой станции модульного типа» ОК «Мир» эксплуатировался на орбите с 20 февраля 1986 г. (с момента запуска базового блока) по 23 марта 2001 г. Всего по программе полета комплекса было проведено более 100 пусков космических средств (включая пуски МТКС серии «Шаттл»). Несмотря на имевшиеся отдельные замечания, все пуски и основные задачи полета выполнены успешно.

Особенностью программы полета ОК «Мир» являлось то, что после выведения базового блока был запланирован довольно длительный период дооснащения комплекса, путем запуска и стыковки к нему новых модулей и наращивания технических возможностей бортовых систем. На начальном этапе работы ОК «Мир» его эксплуатация была возможна только в режиме посещения, а эксплуатация в режиме постоянно действующей станции была ограничена из-за отсутствия необходимых бортовых средств, в частности, отдельных устройств системы управления движением и системы обеспечения жизнедеятельности экипажей..

Первый пилотируемый полет экспедиции основной (ЭО-1) на ОК «Мир» проведен в период с 15 марта 1986 г. по 5 мая 1986 г.

Эксплуатация ОК «Мир» в режиме постоянно действующей станции была начата 8 февраля 1987 г. (ЭО-2). На первом этапе полета работы выполнялись по «Программе полетов к станциям «Салют-7» и «Мир» на 1986 и 1987 гг.», которая была завершена в декабре 1987 г. после запуска ТПК «Союз ТМ-4» с экипажем ЭО-3.

В 1986 -1987 гг. было осуществлено запланированное дооснащение комплекса средствами управления (БЦВК «Салют-5Б», УИВК, гиродины) и средствами обеспечения жизнедеятельности (системы «Воздух», «Электрон-В» и др.) для обеспечения перехода к непрерывной пилотируемой эксплуатации.

Развертывание комплекса до конечной конфигурации было завершено 26 апреля 1996 г. после стыковки модуля «Природа». Этим было завершено выполнение «Программы летных испытаний постоянно действующей пилотируемой станции модульного типа «Мир». Далее комплекс эксплуатировался на основе ежегодного планирования программы полета. Дополнительно к модулям, предусмотренным вышеупомянутой программой, для проведения работ с МТКС «Шаттл» в состав орбитального комплекса с 25 ноября 1995 г. был введен СО 316ГК.

До августа 1999 г. ОК «Мир» эксплуатировался в режиме постоянно действующей станции с одним перерывом с 27 апреля по 8 сентября 1989 г. в период перехода с ТПК серии «Союз Т» на серию «Союз ТМ».

С середины 1999 г. в связи с трудностями финансирования программы полета ОК «Мир» с целью экономии средств режим эксплуатации комплекса был изменен путем включения в программу относительно длительных беспилотных участков.

Первый такой перевод ОК «Мир» в режим беспилотного полета после многолетнего непрерывного функционирования в пилотируемом режиме осуществлен с 28 августа 1999 г.

В связи с тем, что при использовании режима управления (БЦВК + гиродины) при отсутствии экипажа возможно снижение надежности управления, перед переходом к беспилотному полету на ОК «Мир» был введен и проверен резервный аналоговый контур управления, позволяющий обеспечить решение следующих задач без использования БЦВК СУД:

— инерциальная стабилизация;

— демпфирование угловых скоростей;

— закрутка комплекса относительно осей базового блока X и Y;

— получение вектора состояния комплекса «Мир» по данным ТМИ магнитометра СМ-8М модуля «Квант» или звездного датчика ОЗД модуля «Квант-2».

Аналоговый контур обеспечивал возможность управления комплексом по командам с Земли при прохождении команд «Авария БЦВК».

На участке беспилотного полета ОК «Мир» эксплуатировался с выключенным БЦВК и поддержанием пассивной ориентации для обеспечения подзаряда аккумуляторных батарей. Поддержание необходимой высоты орбиты на этом этапе, для предупреждения схода комплекса с орбиты из-за естественного торможения в атмосфере, обеспечивалось выдачей корректирующих импульсов ТГК серии «Прогресс», находящимися в составе ОК «Мир».

Создание такого беспрецедентного, даже по сегодняшним меркам, орбитального научно-исследовательского комплекса стало возможным, благодаря заложенному еще на стадии проектирования комплексному подходу к его модульному построению.

Этот подход был не случайным выбором, а явился результатом 35-ти летнего опыта работы по созданию и целевому использованию пилотируемых орбитальных кораблей и станций, а также интенсивному использованию накопленного десятилетиями фундаментального задела по всем направлениям научной и инженерной деятельности в космосе. В создании такого задела значительную роль сыграли многие предприятия и организации бывшего Союза, учреждения Российской академии наук и зарубежных стран-участников.

Формирование программы полета станции путем сочетания основных экспедиций, обеспечивающих постоянное присутствие экипажа на борту, с более короткими экспедициями посещения, позволило оперативно планировать программы исследований в зависимости от уточняемых приоритетов решаемых задач и готовности аппаратуры. Именно благодаря этому удалось по требованию заказчиков и постановщиков экспериментов оперативно изменять направления исследований и уже в ходе полета станции расширять их, учитывая интересы других научных организаций и государств.

В течение всего периода эксплуатации станции реализация экспериментов проводилась в соответствии с долгосрочными программами научно-прикладных исследований, утвержденными директивными органами.

В 2000 г. эксперименты проводились в соответствии с «Соглашением ...» между РКК «Энергия» имени С.П. Королева и компанией «MirCorp» об аренде ресурсов ОК «Мир». Финансирование полета двадцать восьмой основной экспедиции осуществлялось на коммерческой основе.

В связи с отсутствием финансирования на продолжение пилотируемого полета с середины июня 2000 г ОК «Мир» был переведен в режим автономного полета.

Разработка и согласование последней Федеральной программы научно-прикладных исследований, планируемых на ОК «Мир» в период 1997-1999 гг. проходила в тесном взаимодействии с Координационным научно-техническим советом (КНТС), который был создан в1994 г. совместным решением РКА и РАН.

В состав КНТС РКА и РАН вошли 10 секций, возглавляемых ведущими российскими учеными и руководителями головных научных организаций. На практике ОК «Мир» не только сконцентрировал опыт решения разнообразных прикладных задач в условиях орбитального полета, но и значительно расширил сферу применения научных методов в области космоса, что ранее было недоступно Человечеству.

От 1,5 тонн научной аппаратуры для проведения только астрофизических наблюдений на первой в мире орбитальной станции «Салют» до 11,5 тонн комплекса целевых нагрузок ОК «Мир» для проведения исследований был пройден непростой и тернистый путь.

ОК «Мир» на практике стал международной орбитальной научной лабораторией. По медицинскому, биологическому и биотехнологическому направлениям исследований большая часть экспериментов проводилась в рамках международного сотрудничества. С использованием иностранной аппаратуры выполнено более 7500 экспериментов из общего количества 31200.

В заключительный период (1997-2000 гг.) после формирования окончательного облика ОК «Мир» как научно-исследовательской лаборатории, по программе научно-прикладных исследований реализовано 138 космических экспериментов.

На завершающем этапе полета ОК «Мир» на его борту находилось 161 наименование научной аппаратуры, из них:

— работоспособной аппаратуры — 124

— находящейся в модуле «Спектр» — 7

-аппаратура, работа которой завершена (завершение эксперимента, истечение гарантийного срока) — 25

— аппаратура требующая ремонта (проверки) — 5.

Следует обратить внимание, что в 1995 г., несмотря на продолжающуюся тенденцию уменьшения государственного финансирования, удалось преодолеть спад по проведенным на ОК «Мир» научным экспериментам, который начался в 1989 г. Недостающие средства возмещались РКК «Энергия» за счет контрактных работ.

В период 1995-2000 гг. на ОК «Мир» было выполнено более 60 % всего объема исследований, как по российским, так и по международным программам.

В период подготовки научно-исследовательской аппаратуры к беспилотному полету ОК «Мир» было законсервировано 154 наименования научной аппаратуры. Консервация выполнялась по утвержденной документации главной оперативной группы управления (ГОГУ). Часть аппаратуры была перенесена в базовый блок из других модулей с целью сохранения ее работоспособности.

НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ОК «МИР» ПО СРАВНЕНИЮ С ПРЕДШЕСТВЕННИЦАМИ

При создании бортовых систем ОК «Мир» использовались принципиально новые научно-технические решения. Прежде всего, это относится к системе управления комплекса. Благодаря новым подходам к разработке и возможностям вычислительной техники, появилась возможность модифицировать и заменять при необходимости программное обеспечение по радиолинии, комплектовать вычислительные средства отдельных модулей и решать задачу управления станции с помощью электромеханических маховиков — гиродинов (гироскопы, которые поддерживали заданную ориентацию ОК «Мир»), что позволило сократить расход топлива, которое доставлялось на борт ОК «Мир» ТГК серии «Прогресс». Так, в 2001 г. на 11 гиродинах из возможных двенадцати (не работал второй гиродин на «Кванте-2») в ОК «Мир» расход топлива в сутки составлял от 1,5 до 4 кг — во много раз меньше, чем 25 кг в сутки при поддержании ориентации только на двигателях.

Стыковочные агрегаты нескольких типов, устройства развертывания солнечных батарей, автоматическая система для обеспечения стыковки модулей с осевого стыковочного агрегата на боковые стыковочные агрегаты и обратно, частично замкнутые СОЖ («Воздух», «Электрон») существенно расширили возможности ОК «Мир» и сократили грузопоток с Земли расходуемых материалов.

Кроме этого:

— система управления бортовым комплексом использовала двухмашинный БЦВК и современные алгоритмы управления, которые

позволяли осуществлять перепрограммирование с Земли и реализовать различные режимы работы ОК «Мир»;

— система сближения «Курс» использовала новые оптимальные алгоритмы и не требовала разворотов станции при сближении, что позволяло экономить топливо и время сближения (для сравнения на процесс сближения с помощью системы «Игла» резервировалось до 120 кг топлива);

— система электропитания имела большую мощность;

— установлены новые системы электролиза воды для снабжения кислородом «Электрон» и регенерации углекислого газа «Воздух»;

— радиосистема «Антарес» с остронаправленной антенной позволяла осуществлять связь через спутник-ретранслятор;

— впервые в мире на практике реализован модульный принцип строительства орбитального комплекса больших габаритов и массы (до 240 тонн);

— проведена отработка технологии совместного управления пилотируемых комплексов двух стран из 2-х ЦУП: ЦУП-М (г. Королев, Россия) и ЦУП-Х (г. Хьюстон, США).

За период эксплуатации ОК «Мир» израсходовано более 28 тонн воды системы регенерации из конденсата и урины, а воспроизведено более 16 тонн воды. Для доставки такого количества воды с Земли потребовалось бы восемь ТКГ серии «Прогресс». Среднегодовой грузопоток на ОК «Мир» составлял около 15 т.

ПОЛЕТЫ НА ОРБИТАЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС «МИР»

Первая экспедиция на ОК «Мир» в составе Л.Д. Кизима и В.А. Соловьева работала с 13 марта по 16 июля 1986 г. (125 суток). Это был сложный период, как для специалистов космодрома, так и для специалистов ЦУП, когда в космическом пространстве летали одновременно два орбитальных комплекса: «Салют-7» и «Мир». Экипаж провел работы по расконсервации базового блока и подготовке его к беспилотному полету, принял и разгрузил два ТГК «Прогресс-25» и «Прогресс-26», а затем впервые в мире совершил перелет с ОК «Мир» на ОК «Салют-7» и обратно. Во время нахождения на ОС «Салют-7» выполнили два выхода в ОКП, общей продолжительностью 8 час. 50 мин. для развертывания и испытаний раздвижной фермы. И все это за 2,5 суток!

В процессе перелета экипаж захватил с собой около 300 кг научной аппаратуры (электрофоретическую установку «Робот», ультразвуковой кардиограф «Аргумент», многозональный спектрометр МКММ, широкоформатный топографический фотоаппарат КАТЭ-140, видеокомплекс «Нива», технологический прибор «Пион-М», биотермы). Таким образом, 15.03.1986 г. было положено начало функционирования ОК «Мир» в пилотируемом режиме.

На начальном этапе полета эксплуатация ОК «Мир» была возможна только в режиме экспедиций посещения, так как эксплуатация постоянно действующего комплекса была ограничена из-за отсутствия ряда систем и средств, в частности, СУД и СОЖ. В 1986-1987 гг. было осуществлено дооснащение комплекса средствами управления (БЦВК «Салют-5Б», гиродины и пр.) и обеспечения жизнедеятельности (системы «Воздух», «Электрон-В»), что позволило перейти к непрерывной эксплуатации экипажами ОК «Мир».

Всего на станции работало 28 основных экспедиций, в составе экипажей которых работали 35 российских космонавтов, 7 астронавтов США и по одному от ЕКА и Франции, а также 16 экспедиций посещения длительностью от недели до месяца. На ОК «Мир» имели счастье побывать 104 человека из них: наши соотечественники — 42; иностранцы — 62, в том числе: 44 — американцы (с 24 марта 1996 г. по 8 июня 1998 г. астронавты США постоянно находились на ОК «Мир»). Семь астронавтов США выполнили длительные полеты на ОК «Мир» сменяя друг друга: Н. Тагард, Ш. Люсид, Дж. Блаха, Дж. Линенджер, М. Фоэл, Д. Вульф, Э. Томас.

Три астронавта США были на станции дважды: Б. Данбар, Т. Уилкатт, В. Лоренс, а Ч. Прекурт — трижды.

Все астронавты США, кроме Н. Тагарда (он стартовал на «Союзе ТМ-27») совершили полеты к ОК «Мир» на МТКС «Шаттл». Всего на ОК «Мир» МТКС «Шаттл» было доставлено 37 астронавтов США, 1— астронавт Канады, 1— ЕКА, 1— Франции и 4 космонавта России.

Кроме того, на ОК «Мир» совершили полеты:

— 5 раз — представители Франции;

— 3 раза — представители ЕКА;

— 2 раза — представители Германии;

— по одному разу — представители Сирии, Болгарии, Афганистана, Японии, Великобритании, Австрии, Словакии и Канады.

Было осуществлено девять экспедиций посещения с помощью американской МТКС серии «Шаттл», экипажи которых имели свою, национальную программу исследований и вносили свой вклад в пополнение арсенала научной аппаратуры на борту ОК «Мира». Таким образом, с полным основанием можно считать, что ОК «Мир» стал международным пилотируемым космическим комплексом. Посетили ОК «Мир» дважды — 18 человек. По три раза на ОК «Мир» совершили полет россияне С.В. Авдеев, В.А. Афанасьев, А.Ю. Калери и американец Ч. Прекурт. Четыре полета совершил А.С. Викторенко, а больше всех — пять полетов А.Я. Соловьев. При этом суммарная длительность участков полета ОК «Мир» в пилотируемом режиме составила 4591сутки.

На ОК «Мир» посчастливилось жить и «братьям нашим меньшим». В различное время для проведения различных экспериментов на ОК «Мир» побывали «экипажи» жучков-чернотелок, мух-дрозофил, японских перепелов, тритонов, виноградных улиток, японских древесных лягушек, рыбок гуппи, голубых японских рачков. Нелегально пробрался на станцию и первый космический «заяц» — таракан.

Таблица 2 ПИЛОТИРУЕМАЯ ЖИЗНЬ ОРБИТАЛЬНОГО КОМПЛЕКСА «МИР»

№ ЭОДаты полетаЭкипажОсновные события
113. 03-16.07.1986Л.Д. Кизим
В.А. Соловьев
Перелет с ОК «Мир» на ОС «Салют-7» и обратно
206.02-29.12.1987Ю.В. Романенко
А.И. Лавейкин
(до 30.07.1987)
А.П. Александров
(с 24.07.1987)
Эксперимент по развертыванию трансформируемой фермы «Маяк». Стыковка с ОК «Мир» первого модуля «Квант» со второй попытки из-за ошибки в программном обеспечении СУ модуля «Квант», а при стягивании КА в плоскости стыковочного агрегата оказался мешок с отходами, который был удален при выходе экипажа в открытый космос. Досрочное возвращение экспедиции на Землю.
321.12.1987-21.12.1988В.Г. Титов
М.Х. Манаров
Принято пять ТГК серии «Прогресс» и две экспедиции посещения (ЭП). Аварийная ситуация во время спуска на Землю экипажа ЭП-2.
426.11.1988-27.04.1989А.А. Волков
С.К. Крикалев
Полет на ОК «Мир» Ж-Л. Кретьена (Франция). Эксперимент по раскрытию конструкций больших размеров (антенна «Эра»).
506.09.1989-19.02.1990А.С. Викторенко
А.А. Серебров
Стыковка модуля «Квант-2». Испытание средства передвижения в космосе.
611.02-09.08.1990А.Я. Соловьев
А.Н. Баландин
Стыковка модуля «Кристалл», оснащенного вторым стыковочным агрегатом АПАС для МТКС «Буран», ремонт ЭВТИ СА КА. Ремонт экранно-вакуумной теплоизоляции аппарата. Деформация выходного люка спускаемого аппарата.
701.08-10.12.1990Г.М Манаков
Г.М Стрекалов
Выход в космос для ремонта выходного люка. Испытание первой возвращаемой на Землю капсулы.
802.12.1990-26.05.1991В.М. Афанасьев
М.Х. Манаров
Опасная ситуация при стыковке ТГК «Прогресс М-7». Ремонт выходного люка модуля «Квант-2» и установка грузовой стрелы. Первый коммерческий международный полет с участием гражданина Японии Т. Акаяма на ТПК «Союз ТМ-11».
918.05-10.10.1991А.П. Арцебарский
С.К. Крикалев
Эксперимент с трансформируемыми конструкциями больших размеров. Крикалев продолжил работу в составе ЭО-10.
1002.10.1991-25.03.1992А.А. Волков
С.К. Крикалев
Продолжение работ ЭО-9.
1117.03-10.08.1992А.С. Викторенко
А.Ю. Калери
Установка двух гиродинов.
1227.07.1992-01.02.1993А.Я. Соловьев
С.В. Авдеев
Монтаж выносной двигательной установки.
1324.01-22.07.1993Г.М. Манаков
А.Ф. Полищук
Эксперимент «Знамя-2» с разворачиванием тонкопленочного отражателя. Эксперимент по дистанционному управлению стыковкой. Проверка стыковочного узла АПАС на модуле «Кристалл».
1401.07.1993-14.01.1994В.В. Циблиев
А.А. Серебров
Соударение ТПК «Союз ТМ-17» и ОК «Мир» при облете из-за ошибочных действий экипажа после расстыковки перед посадкой на Землю.
1508.01-09.07.1994В.М. Афанасьев
Ю.В. Усачев
В.В. Поляков
Пожар на ТП-2, вывод из строя центрального пульта подготовки ТПК «Союз ТМ» в МИК-1А. Поляков продолжил работу в составе ЭО-16.
1601.07-04.11.1994Ю.И. Маленченко
Т.А. Мусабаев
В.В. Поляков
Аварийная ситуация при стыковке ТГК «Прогресс М-24». Впервые осуществлена стыковка с помощью аппаратуры ТОРУ. При повторной стыковке произошло соударение с ОК «Мир».
1704.10.1994-22.03.1995А.С. Викторенко
Е.В. Кондакова
Первый длительный полет женщины-космонавта. Подлет ТКС «Дискавери» к ОК «Мир» на 11метров.
1814.03-04.07.1995В.Н. Дежуров
Г.М. Стрекалов
Н. Тагард (США)
4 выхода экипажа в открытый космос. Перенос солнечных батарей. Стыковка модуля «Спектр».
1927.06-11.09.1995А.Я. Соловьев
Н.М. Бударин
Экипаж (ЭО-19) доставлен на ОК «Мир» ТКС «Атлантис» (полет STS-71). Впервые в течение четырех суток на борту ОК «Мир» работало10 человек.
2003.09.1995-29.02.1996Ю.П. Гидзенко
С.В. Авдеев
Т. Рейтер (ФРГ)
Начало выполнения программы «Евромир-95».
2121.02-02.09.1996Ю.И. Онуфриенко
Ю.В. Усачев
Стыковка модуля «Природа». Завершение строительства комплекса. Стыковка «Атлантиса», прибытие на борт ОК «Мир» Шеннон Люсид, начало работ по программе «Мир — Шаттл».
2217.08.1996-02.03.1997В.Г. Корзун.
А.Ю. Калери
Замена американского астронавта в составе ОК. Пребывание на ОК «Мир» Клоди Андре-Деэ.
2310.02-14.08.1997В.В. Циблиев
А.И. Лазуткин
Пожар на борту (23.02.97). Столкновение с ТГК «Прогресс М-34» (25.06.97 г.) и нарушение герметичности модуля «Спектр».
2405.08.1997-19.02.1998А.Ю. Соловьев
П.В. Виноградов
Отказы БЦВК. Поиски места утечки воздуха. После расстыковки ТГК «Прогресс М-36» от ОК «Мир» выведен спутник «Х-Mir — Inspector». Вывод в космос радиолюбительского спутника «Спутник-40» (РС-17) во время выхода в ОКП П.Виноградова.
2529.01-25.08.1998Т.А. Мусабаев
Н.М. Бударин
Окончание работы по программе «Мир — Шаттл». Ремонтные работы на ОК «Мир».
2613.08.1998-28.02.1999Г.И. Падалка
С.В. Авдеев
Запуск радиолюбительского спутника «Спутник-41» (РС-18). Эксперимент по ДЗЗ. Авдеев продолжил работу в составе ЭО-27.
2720.02-28.08.1999В.М. Афанасьев
С.В. Авдеев
Ж.-П. Эньере (Франция)
Пребывание на ОК «Мир» Ивана Белла (ЕКА). Программа исследований по проекту «Персей» (Франция) и ДЗЗ. Эксперимент «Рефлектор» по раскрытию антенн больших габаритов и сложной конструкции. Впервые в истории пилотируемых полетов полное солнечное затмение экипаж наблюдал с борта космического аппарата. Перевод ОК «Мир» в беспилотный режим.
2804.04-16.06.2000С.В. Залетин
А.Ю. Калери
Первый полет, профинансированный компанией «Mir Corp». Локализация негерметичности в модуле «Спектр».

* В таблице не учтены полеты американских астронавтов по программе «Мир-Шаттл».

Таблица 3. Международные полеты на ОК «Мир»

№№
п/п
СтранаКоличество
космонавтов/
человеко-
посещений
1
9
8
7
1
9
8
8
1
9
8
9
1
9
9
0
1
9
9
1
1
9
9
2
1
9
9
3
1
9
9
4
1
9
9
5
1
9
9
6
1
9
9
7
1
9
9
8
1
9
9
9
Суммарное
время
пребывания на
ОК «Мир»,
сутки, час, мин.
1СССР/Россия42/68             1080.17.09
2США44/49        **** 1140.39.39
3Франция 5/7     **  * **277.01.32
4ЕКА3/3       ** *  211.02.24
5Германия2/2     *    *  23.04.30
6Болгария1/1 *           7.14.24
7Словакия1/1            *5.17.19
8Австрия1/1    *        5.17.17
9Афганистан1/1 *           5.17.14
10Сирия1/1*            5.17.06
11Япония1/1   *         5.16.51
12Великобритания1/1    *        5.15.45
13Канада1/1        *    3.01.48
 Всего104/137             12077.16.58

* полеты на ТПК серии «Союз»

ВНЕКОРАБЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Раньше данная операция называлась просто и понятно — выходы в открытое космическое пространство (ОКП). Это одно из выдающихся достижений мировой космонавтики. Недаром, когда перечисляют первопроходцев, имя Алексея Леонова, первым из землян покинувшим борт корабля, всегда идет вслед за Юрием Гагариным. И лишь потом упоминают Нейла Армстронга, первым сделавшим шаг по Луне.

Теперь выходы называют иначе — внекорабельная деятельность (ВКД). Это и понятно: усложнились задачи, решаемые космонавтами в безвоздушном пространстве, возросла их техническая оснащенность. Теперь невозможно построить сложную орбитальную систему, не покинув борт корабля.

Так было и во времена эксплуатации ОК «Мир». Во время ВКД космонавты, снаряженные в специальные скафандры, выполняли различные эксперименты и исследования, осуществляли монтажные и ремонтные работы на внешней поверхности космических средств.

Подготовка к каждому выходу в открытое космическое пространство начинается на Земле задолго до самого выхода, и участвуют в подготовке и обеспечении его многие и многие люди самых различных специальностей. Необходимо заметить, что к ВКД готовятся все без исключения экипажи, независимо от того, включены или нет такие работы в программу конкретного полета. В конце каждого года составляется программа полета на год (ее составляют проектанты), где расписываются основные вехи каждой экспедиции, которым предстоит совершать полеты на ОК «Мир». В нее включаются старты экипажей на ТПК серии «Союз», ТГК серии «Прогресс» и МТКС серии «Шаттл»), стыковки, посадки и работы по ВКД. Эти программы в зависимости от реалий обстановки корректируются и дополняются. На основании годовой программы составляется программа полета каждой экспедиции. Затем составляется двухнедельная программа полета экипажа и ежедневные циклограммы, в которых расписаны все действия членов экипажей поминутно (последние три программы составляют специалисты ЦУП).

В соответствии с годовой программой, которая дает представление об объеме предстоящих задач на каждую экспедицию, составляется программа подготовки каждого экипажа, и в том числе тренировки на предстоящие работы по ВКД. Отработка и тренировка выходов по проведению работ ВКД проводится в гидролаборатории ЦПК имени Ю.А. Гагарина, которая является основным средством подготовки к ВКД. В воде экипажи приобретают навыки по выполнению предстоящих в открытом космическом пространстве работ. Отдельные элементы ВКД отрабатываются в ходе полетов на самолете-лаборатории Ил-76, где создается кратковременная невесомость.

Для отработки навыков выполнения различных работ при ВКД в ЦПК имени Ю.А. Гагарина был создан и успешно эксплуатировался тренажер «Выход» (в настоящее время сдан в эксплуатацию его модификация — тренажер «Выход-2»). Эти тренажеры позволяли совершенствовать навыки экипажей при работе в скафандрах, а также с аппаратурой обеспечения процесса шлюзования перед выходом в ОКП и возвращении в корабль продолжительностью до 6 часов, во время которых физические нагрузки, эмоциональное восприятие происходящего, степень технического риска сопоставимы с условиями реального выхода.

Подготовку к каждому конкретному выходу наземные службы и космонавты, находящиеся на орбите, начинают за две — три недели до выхода. Она идет в двух направлениях: по скафандрам (за нее отвечают специалисты НПО «Звезда» — разработчики и изготовители скафандров) и по ВКД, которой занимаются специалисты специальной службы РКК «Энергия» имени С.П.Королева.

На ОК «Мир» для ВКД использовались скафандры «Орлан-ДМ» (с февраля 1986 г. до 1988 г.), «Орлан-ДМА» (с 1988 г. до 1997 г.), а с апреля 1997 г. его модификация — «Орлан-М», который впервые был задействован во время работ 29 апреля 1997 г. В.В. Циблиевым и Д. Линенджером (ЭО-23).

Скафандр «Орлан-ДМ» полужеского типа, модификация скафандра «Орлан-Д». В нем были модифицированы и переукомплектованы отдельные элементы системы обеспечения жизнедеятельности (СОЖ), разработан и введен объединенный пульт управления СОЖ, введены аварийный кислородный шланг и защитная каска. Надежность скафандра за счет применения новых материалов повысилась. Электропитание, радиосвязь, съем телеметрируемых параметров осуществляется с помощью электрофала (длиной 20 м). Эксплуатировался скафандр «Орлан-ДМ» в составе ОК «Мир» в 1986-1988 гг. Было осуществлено 5 парных выходов.

Скафандр «Орлан-ДМА» отличается от предшественника по многим параметрам. В первую очередь — более усовершенствованной СОЖ и кираса: ее нижняя часть получила специальный фланец, который позволял отсоединять и заменять мягкие штанины в случае их повреждения или износа. Также был уменьшен ее внутренний объем и изменена конструкция переднего замка для крепления скафандра. Для сохранения давления в скафандре в случае повреждения перчаток введены специальные манжеты. Скафандр «Орлан-ДМА» в процессе ВКД мог использоваться без применения электрического кабеля, который связывал его с бортовыми системами ОК «Мир». Система радиосвязи обеспечивала двустороннюю связь с ОК «Мир» и между космонавтами в процессе ВКД. Для использования скафандра совместно с устройством перемещения космонавта (УПК-индекс-«21КС», о нем чуть ниже) в состав снаряжения введен специальный дополнительный страховочный трос. На внешней оболочке скафандра смонтирована антенна. Первый выход в скафандре «Орлан-ДМА» совершили 20 октября 1988 г. В.Г. Титов и М.Х. Манаров.

«Орлан-ДМА» с целью расширения диапазона регулирования антропометрических характеристик скафандра, повышения подвижности, надежности и увеличения продолжительности автономной работы подвергся модернизации. В результате появился скафандр «Орлан-М», отличия которого от предшественников заключаются в следующем:

— увеличен размер кирасы;

— в теменной части шлема введен верхний иллюминатор, что увеличивает площадь обзора;

— расширен диапазон регулирования оболочки, что увеличивает площадь обзора;

— введены локтевые и щиколоточные шарниры;

— разработаны перчатки повышенной подвижности и прочности;

— повышена производительность костюма водяного охлаждения;

— модифицирован карабин страховочной привязки и увеличен диапазон регулирования ее длины;

— увеличено давление наддува скафандра в аварийной ситуации;

— введен запасной насос, модернизирована рация, установлен патрон — поглотитель углекислого газа повышенной емкости.

Электропитание, радиосвязь, съем телеметрируемых параметров осуществляется:

— автономно, от ранцевого блока;

— с помощью электрофала (длиной 25 м).

Для удаления углекислого газа используется литиевый поглотительный патрон ЛП-6, что позволяет находиться в скафандре в течение 6 часов. Кроме того, шлем снабжен опускаемым противосолнечным фильтром. Для работы в тени на шлеме имеются светильники. Эксплуатировался в составе ОК «Мир» в 1988-1997 гг. — осуществлено 56 парных выходов.

В связи с началом работ по программе «Мир-Шаттл», для ВКД был изготовлен скафандр «Орлан-М», модификация «Орлан-ДМА». Основная цель модификации — улучшение эксплуатационных характеристик, увеличение времени автономной работы, а также повышение надежности и безопасности космонавтов.

Основные параметры скафандра «Орлан-М»: рабочее давление внутри скафандра — 0,4 атмосфер (атм), атмосфера — кислородная. В костюме водяного охлаждения, надеваемом космонавтом на тело, температура может регулироваться в интервале 8°-25° С, температура вентилирующего газа 15°-20° С.

В конструкцию скафандра введены следующие изменения:

— увеличены размеры корпуса в зоне пояса, входной люк перемещен вверх;

— введен дополнительный иллюминатор верхнего обзора и защитное стекло на основной иллюминатор;

— введен третий (локтевой) гермоподшипник на рукав и голеностопные подшипники;

— один из фалов переменной длины;

— увеличен патрон для поглощения углекислого газа.

Электропитание, радиосвязь, съем телеметрируемых параметров осуществляется:

— автономно, от блока ранца;

— с помощью электрофала (длиной 25 м).

Для удаления углекислого газа используется литиевый поглотительный патрон ЛП-9, что увеличило время нахождения в скафандре до 9 часов. В теменной части шлема расположен иллюминатор, что увеличивает площадь обзора. Кроме того, шлем снабжен опускаемым противосолнечным фильтром. Для работы в тени на шлеме имеются светильники.

В скафандре «Орлан-М» могут работать космонавты (как мужчины, так и женщины) ростом 160-190 см (его рукава и штанины могут регулироваться по длине). В местах сгибов рук и ног (плечи, локти, колени) стоят гермоподшипники; перчатки — съемные и изготовляются индивидуально. Для «продувки» ушей при изменении давления в скафандрах имеется специальное устройство Вальсальва, которое можно использовать и для почесывания носа, где при длительной работе возможно скапливание пота. Ведь дотронуться рукой до лица в скафандре невозможно. Вес скафандра — 110 кг. Все основные системы скафандра дублированы: гермооболочки, вентиляторы, водяные насосы, регуляторы давления в скафандрах, радиопередатчики, имеется аварийный запасной кислородный баллон, кираса и шлем дублированы резинкой, стекло шлема двойное (в американских скафандрах дублирования нет). Гарантийный срок работы скафандра «Орлан-М» — 4 года, все обслуживание его происходит на орбите. Всего в скафандрах «Орлан-М» при полете ОК «Мир» было выполнено в 1997-2000 гг. 18 парных выходов в ОКП (последний состоялся 12 мая 2000 г.).

Необходимо заметить, что все скафандры семейства «Орлан» — орбитального базирования и не возвращаются на Землю для обслуживания и ремонта, а в процессе эксплуатации показали высокую надежность.

Подготовка скафандров включает в себя поиск сменных элементов и установку их на скафандрах, проверку скафандров и бортовой системы стыковки, проверку сброса телеметрии, сепарацию воды, проверку герметичности. Тренировка в скафандрах проводится перед первым выходом каждой экспедиции.

За время полета ОК «Мир» в эксплуатации находились скафандры:

— «Орлан-ДМ» — 2 шт. с 11.04.1987 г. по 30.06.1988 г. (было выполнено по 5 выходов в космос);

— «Орлан-ДМА» — 10 шт. с 20.10.1988 г. по 20.10.2000 г. (113 выходов);

— «Орлан-М» — 3 шт. с 29.04.1997 г. по 12.05.2000 г. (36 выходов).

Таблица 5. Сравнительные характеристики скафандров семейства «Орлан»

Скафандры«Орлан-ДМ»«Орлан-ДМА»«Орлан-М»
Эксплуатация на ОК «Мир»1986-19881988-19971997-2000
Гарантированное количество выходов101012
Максимальная продолжительность одного рабочего цикла, ч899
Сухая масса скафандра, кг88105112
Запас кислорода основной/ резервный, кг1/11/11/1
Запас воды, кг2.93.63.6
Рассеиваемая мощность средняя/ максимальная, Вт300/600300/600300/600
Электропитание (фал/ автономное)ФалФал (с 1990 г. —
автономное)
автономное
Потребляемая мощность, Вт324254
Количество измеряемых параметров172326
Давление воздуха, кПа основной/аварийный режим400/270400/270400/392
Емкость сменного патрона-поглотителя СО2, час677
Бортовая системаБСС-2МБСС-2МБСС-2М

По каждому этапу ВКД разрабатывается специальная циклограмма выхода. На борт ОК «Мир» передаются радиограммы по подготовке необходимого оборудования и инструмента, при необходимости составляется программа тренировки в скафандрах, проводятся консультации со специалистами, на стенде «Селена» проводятся тренировки ГОГУ.

За неделю до выхода группа специалистов, в состав которой входят: сменный руководитель полета, главный оператор, специалисты группы анализа и специалист из группы подготовки персонала, обсуждают детали предстоящего выхода и при необходимости отрабатывают отдельные элементы выхода на тренажере в гидролаборатории ЦПК.

За три-четыре дня до начала работ по ВКД специалисты ГОГУ проводят тренировку предстоящих работ в полном составе, обсуждают возникшие вопросы, а все наземные службы докладывают о готовности.

Во время ВКД связь с экипажем осуществляет главный оператор, который обеспечивает экипаж необходимой информацией и поддерживает психологический комфорт.

Конечно, бывают ситуации, когда необходимо решать срочные проблемы по обеспечению выхода в ОКП для ВКД, поэтому выше изложенный цикл подготовки, естественно может нарушиться.

Процедура выхода в ОКП имеет ряд особенностей. Прежде всего, это связано с различием параметров атмосферы в отсеках ОК «Мир» и в скафандрах космонавтов. Дело в том, что во всех герметичных отсеках ОК «Мир» поддерживается давление 1 атм. и соотношение азота и кислорода как на Земле. В скафандрах необходимо обеспечить давление, которое, с одной стороны, не наносит вреда здоровью человека, а с другой — обеспечивает подвижность мягких частей скафандра. Поэтому в скафандрах поддерживается «чисто» кислородная атмосфера с давлением 0,4 атм.

Необходимо заметить, что при быстром переходе от кислородно-азотной атмосферы с давлением 0,3-0,4 атм. азот, растворенный в крови человека, может перейти в газообразную фазу, вызвав смертельно опасное явление декомпрессии. Поэтому процедура понижения давления и изменения состава атмосферы проводится достаточно медленно. Перед шлюзованием выполняется десатурация — вымывание азота из крови человека за счет вдыхания чистого кислорода при нормальном давлении. В скафандре постепенно создается «чисто» кислородная атмосфера с одновременным снижением давления.

Рабочее давление в российских скафандрах «Орлан-М» выше, чем в американских, поэтому время на десатурацию (методика шлюзования предусматривает десатурацию непосредственно в скафандрах «Орлан-М») при работе в скафандрах «Орлан-М» требуется меньше. Космонавт в герметизированном скафандре в течение 30 минут дышит чистым кислородом при давлении 1 атм. Затем в течение примерно одного часа давление в скафандрах снижается до 0,4 атм.

Немного сложнее американская процедура шлюзования. На МТКС серии «Шаттл» она представлена следующим образом: за сутки до выхода снижается давление в кабине корабля до 0,4 атм. Перед входом в скафандры астронавты в течение часа дышат чистым кислородом из кислородных масок. Затем астронавты герметизируют скафандры и в течение 40 минут понижают давление в них до 0,3 атм. Если проводить шлюзование по российской методике — без понижения давления в кабине и без вдыхания кислорода, только обеспечив герметичность скафандров, десатурация и шлюзование займут около 4 часов. При снижении давления за 12 часов до выхода в ОКП и часовом вдыхании кислорода время на десатурацию в скафандрах занимает немного более часа. Если же давление в кабине снизить за 1,5 суток до выхода, то кислородные маски можно вообще не использовать, а время десатурации в скафандрах составит около 40 минут.

За все время полета ОК «Мир» совершено 75 выходов на внешнюю поверхность комплекса и 3 выхода в модуль «Спектр», которые по сложности приравниваются к выходам в открытый космос, т.к. его герметичность была нарушена. Суммарная продолжительность всех выходов составила 359 часов 12 минут. В них участвовали 29 советских (российских) космонавтов, 3 астронавта США, 2 — Франции, 1 — ЕКА (гражданин Германии).

Кроме того, два выхода на внешнюю поверхность ОК «Мир» совершено из американского корабля «Атлантис» в 1996 и 1997 гг. (полеты STS-76 и STS-86), когда он был пристыкован к станции. В одном из них участвовал и российский космонавт В.Г. Титов, входивший в состав экипажа МТКС «Шаттл».

Максимальное количество выходов в ОКП у А.Я. Соловьева — 16, продолжительностью 77 часов 46 минут. С.В. Авдеев и А.А. Серебров — по 10 выходов. За эти выходы А.Я. Соловьев был занесен в книгу рекордов Гиннеса, как человек наибольшее число раз покидавший борт космических кораблей.

Во время выходов выполнен огромный объем разнообразных работ: научно-исследовательских, испытательных и ремонтных. Так, в 1987 г. Ю.В. Романенко и А.И. Лавейкин установили на базовом блоке 17КС № 127-01 ОК «Мир» третью солнечную дополнительную батарею.

В 1990 г. А.В. Викторенко и А.А. Серебров испытали в реальных условиях средство передвижения космонавта (СПК), удаляясь от станции на десятки метров.

В 1991 г. В.А. Афанасьев и М.Х. Манаров смонтировали на базовом блоке 17КС №127-01 ОК «Мир» космический «подъемный кран» — телескопическую грузовую стрелу и испытали ее работоспособность. С тех пор она стала незаменимым средством для транспортировки грузов и космонавтов к месту работ.

В 1991 г. А.П. Арцебарский и С.К. Крикалев собрали из стержневых элементов 20-секционную ферму «Софра» («Ферма-1») длиной 14 метров. Для жесткой фиксации элементов использовался эффект памяти формы материала. Собранные из элементов с памятью формы фермы «Софора» и «Рапана» использовались для размещения на них экспериментальных приборов и выносной двигательной установки (ВДУ), с помощью которой удалось упростить задачу ориентации по крену ОК «Мир».

С помощью монтажной платформы ферма была закреплена на модуле «Квант» и установлена под углом 79? к продольной оси ОК «Мир». На вершине этой фермы в 1992 г. А.Я. Соловьев и С.В. Авдеев смонтировали выносную двигательную установку, которая обеспечивала управление станцией по крену. В 1998 г. после полной выработки топлива Т.А. Мусабаев и Н.М. Бударин заменили ее новой.

В 1993 г. В.В. Циблиев и А.А. Серебров собрали из трансформируемых ячеек ферму «Рапана» («Ферма-2») длиной 6 метров. В 1996 г. Ю.И. Онуфриенко и Ю.В. Усачев сняли ферму «Рапана» и на ее место установили ферму «Стромбус» («Ферма-3»), допускающую многократное развертывание и складывание. Затем «Рапана» была установлена на «Стромбус», их общая длина составила 11,5 метров. В 1998 г. фермы «Стромбус» и «Рапана» пришлось убрать, так как они мешали складыванию фермы «Софра» при замене ВДУ.

В 1995 г. В.Н. Дежуров и Г.М. Стрекалов установили на модуле «Квант» солнечную батарею, которую перенесли с модуля «Кристалл».

В 1995 г. А.Я. Соловьев и Н.М. Бударин во время выхода в открытый космос провели работы по разблокированию второй солнечной батареи (СБ-2) на модуле «Квант-2» и расфиксации дополнительной солнечной батареи (ДСБ-4) на модуле «Спектр».

В 1996 г. Ю.И. Онуфриенко и Ю.В. Усачев установили вторую солнечную батарею на модуле «Квант».

4 ноября 1997 г. с ОК «Мир» П.В. Виноградов во время выхода в открытое космическое пространство отправил в свободный полет КА «Спутник-40» (РС-17), который доставил на ОК «Мир» ТГК «Прогресс М-36» 5 октября 1997 г. Этот аппарат был изготовлен российскими и французскими школьниками к 40-й годовщине запуска 1-го искусственного спутника Земли и представлял собой уменьшенную модель (1:3) ИСЗ. Масса КА «Спутник-40» составляла 3 кг. КА передавал такие же сигналы, как и 1-й ИСЗ и проработал на орбите 55 суток, пока не закончился заряд бортовых блоков питания. Частота сигналов маяка «Спутник-40» соответствовала температуре внутри КА и на момент окончания функционирования составляла около 40° С.

10 ноября 1998 г. Г.И. Падалка и С.В. Авдеев во время выхода в ОКП отправили в полет КА «Спутник-41» (РС-18), который был доставлен на ОК «Мир» ТГК «Прогресс М-40». Этот КА представлял собой по размерам аналогичную модель 1-го ИСЗ, как и «Спутник-40». Масса его составляла 4 кг. КА «Спутник-41» (РС-18) функционировал на орбите до 11 января 1999 г.

16 апреля 1999 г. Жан-Пьер Эньере (Франция) во время выхода в ОКП вывел в автономный полет КА «Спутник-42» (РС-19), который доставил на ОК «Мир» ТГК «Прогресс М-41». Однако из-за разногласий в вопросах функционирования с международным радиолюбительским сообществом по вопросу рекламной деятельности КА «Спутник-42» отправлен в полет «обесточенным» и никакие сигналы не передавал.

В 1999 г. В.А. Афанасьев и С.В. Авдеев установили прибор «Спрут-V1», предназначенный для контроля окружающего ОК «Мир» пространства, и, прежде всего электромагнитных излучений в различных частотных диапазонах и заряженных частиц различной энергии.

Таблица 6. Выходы в открытый космос при полетах на ОК «Мир»

№ п/пУчастник выходаДатаМесто покидания ОК «Мир»Длительность, час, минПримечание
1А.И. Лавейкин,
Ю.В. Романенко
11.04.1987ПхО ББ03:40ЭО-2; устранение постороннего предмета, препятствующего состыковке модуля «Квант» с базовым блоком
2-//-12.06.1987-//-01:53ЭО-2; установка СБ и двух секций фотоэлектрических преобразователей
3-//-16.06.1987-//-03:15ЭО-2; установка научной аппаратуры
4М.Х. Манаров, В.Г. Титов26.02.1988-//-04:25ЭО-3; установка экспериментальной СБ и научной аппаратуры
5-//-30.06.1988-//-05:10ЭО-3; замена блока рентгеновского телескопа модуля «Квант»
6-//-20.10.1988-//-04:12ЭО-3; окончание работ от 30.06.1988 г., отработка СК «Орлан-ДМА»
7Ж.Л. Кретьен (Фран.),
А.А. Волков
09.12.1988-//-06:00ЭО-4; эксперименты по программе «Арагац». Монтаж и раскрытие ферменной конструкции, установка панелей для исследования влияния ОКП
8А.А. Серебров,
А.С. Викторенко
08.01.1990-//-02:56ЭО-5; установка 2-х звездных датчиков для повышения точности системы ориентации ОК «Мир»
9-//-11.01.1990-//-02:54ЭО-5; установка научной аппаратуры на модуле «Квант», подготовка ПхО базового блока к стыковке модуля «Кристалл»
10-//-26.01.1990ШСО «Квант-2»03:02 ЭО-5; первый выход из ШСО «Квант-2». Испытания СК «Орлан-ДМА» в автономном режиме (без электрофала), установка дополнительного оборудования
11-//-01.02.1990-//-04:59ЭО-5; первый выход без электрофала, испытание А.А.Серебровым УПК (21КС)
12-//-05.02.1990-//-03:45ЭО-5; испытание А.С.Викторенко СПК (21КС)
13В.Н. Баландин, А.Я. Соловьев17.07.1990-//-07:00ЭО-6; осмотр поврежденной ЭВТИ на поверхности ТПК «Союз-ТМ9». При входе не полностью закрылся люк ШСО. Возвращение экипажа осуществлено с разгерметизацией приборно-научного отсека модуля «Квант-2»
14-//-26.07.1990-//-03:52 ЭО-6; демонтаж оборудования на внешней поверхности модуля «Квант-2»
15Г.М. Стрекалов,
Г.М. Манаков
29.10.1990-//-02:45ЭО-7; ремонт люка модуля «Квант-2»
16М.Х. Манаров,
В.М. Афанасьев
07.01.1991-//-05:18ЭО-8; ремонт люка модуля «Квант-2», демонтаж приборов, монтаж СБ
17-//-23.01.1991-//-05:33ЭО-8; установка на базовом блоке грузовой стрелы (длиной 14 м.)
18-//-26.01.1991-//-06:20 ЭО-8; перенос с помощью грузовой стрелы от выходного люка ферм для монтируемых СБ и установка их на модуле «Квант»
19-//-25.04.1991-//-03:34ЭО-8; проведение экспериментов по испытаниям оборудования для сборки больших конструкций в космосе. Осмотр поврежденной антенны системы сближения, размещенной на торце модуля «Квант»
20С.К. Крикалев,
А.П. Арцебарский
24.06.1991-//-04:58ЭО-9; ремонт поврежденной антенны 3АО-ВКА на торце модуля «Квант»
21-//-28.06.1991-//-03:25ЭО-9; установка научной аппаратуры
22-//-15.07.1991-//-05:56ЭО-9; подготовка рабочего места на модуле «Квант» по программе «Софора»
23-//-19.07.1991-//-05:28 ЭО-9; установка рабочей площадки и начало сборки ферменной конструкции «Софора»
24-//-23.07.1991-//-05:42ЭО-9; продолжение работ по сборке фермы «Софора»
25-//-27.07.1991-//-06:49ЭО-9; окончание работ по эксперименту «Софора» — ферменная конструкция собрана и установлена в рабочее положение (длиной 14 м)
26С.К. Крикалев, А.А. Волков20.02.1992-//-04:13ЭО-10; установка научной аппаратуры на модуле «Квант-2».
27А.Ю. Калери,
А.С. Викторенко
08.07.1992-//-02:03ЭО-11; прокладка вакуумного трубопровода на поверхности ОК «Мир» с целью обеспечения работы гиродинов
28С.В. Авдеев,
А.Я. Соловьев
03.09.1992-//-03:56ЭО-12; подготовка для дооснащения СУД ОК «Мир» выносной ДУ
29-//-07.09.1992-//-05:08ЭО-12; прокладка на ферме «Софора» кабеля для выносной ДУ и подстыковка разъемов к модулю «Квант»
30-//-11.09.1992-//-05:44 ЭО-12; стыковка выносной ДУ с фермой «Софора» и перевод ее в рабочее положение
31-//-15.09.1992-//-03:33ЭО-12; расчековка антенны модуля «Кристалл», снятие научной аппаратуры
32А.Ф. Полищук,
Г.М. Манаков
19.04.1993-//-05:25ЭО-13; подготовительные работы к переносу приводов СБ с модуля «Кристалл» на модуль «Квант»
33-//-18.06.1993-//-04:33ЭО-13; перенос привода СБ
34А.А. Серебров,
В.В. Циблиев
16.09.1993-//-04:18ЭО-14; установка фермы «Рапана» на модуле «Квант». Снятие образцов материалов
35-//-20.09.1992-//-03:13ЭО-14; развертывание фермы «Рапана» и установка научного оборудования
36А.А. Серебров,
В.В. Циблиев (не полн.)
28.09.1992-//-01:51ЭО-14; снятие панелей с образцами и установка новых образцов консрукционных материалов
37В.В. Циблиев,
А.А. Серебров (не полн.)
22.10.1993-//-00:38ЭО-14; начало работ по эксперименту «Панорама»
38А.А. Серебров,
В.В. Циблиев
29.10.1993-//-04:12ЭО-14; эксперимент «Панорама», осмотр внешней поверхности ОК «Мир»
39Т.А. Мусабаев,
Ю.И. Маленченко
09.09.1994-//-05:03ЭО-16; подготовка к установке грузовой стрелы, ремонт ЭВТИ на ПхО, снятие образцов
40-//-13.09.1994-//-06:01ЭО-16; установка платформы с приводом СБ, научные эксперименты
41Г.М. Стрекалов,
В.Н. Дежуров
12.05.1995-//-06:08ЭО-18; подготовка к переносу СБ с модуля «Кристалл» на модуль «Квант»
42-//-17.05.1995-//-06:54ЭО-18; перенос СБ и их частичное раскрытие
43-//-22.05.1995-//-05:15ЭО-18; подключение и раскрытие СБ. Складывание второй СБ на модуле «Кристалл»
44-//- 28.05.1995
*
-//-00:20ЭО-18; перенос стыковочного конуса на узел оси «Z». Работа на фале длиной 25 м
45-//- 01.06.1995
*
-//-00:23ЭО-18; перенос стыковочного конуса на узел оси «+Y». Осмотр привальной поверхности стыковочного узла
46Н.М. Бударин,
А.Я. Соловьев
14.07.1995-//-05:34ЭО-19; осмотр и снятие панели СБ на модуле «Спектр». Осмотр привальной поверхности стыковочного узла
47Н.М. Бударин,
А.Я. Соловьев (не полн.)
19.07.1995-//-03:08ЭО-19; снятие аппаратуры «Трек» (США) и панелей с образцами
48-//-21.07.1995-//-05:50ЭО-19; установка спектрометра «Мирас» на модуле «Спектр»
49Т. Райтер (ФРГ),
С.В. Авдеев
20.10.1995-//-05:16ЭО-20; снятие научной аппаратуры ESA. Снятие образцов
50Ю.П. Гидзенко (не полн.),
С.В. Авдеев
08.12.1995ПхО ББ00:29ЭО-20; осмотр привальной поверхности стыковочного узла для модуля «Природа» и перенос конуса для его стыковки
51Т. Райтер (ФРГ),
Ю.П. Гидзенко
08.02.1996ШСО «Квант-2»03:06ЭО-20; снятие старых и установка новых кассет на аппаратуре ЕКА
52Ю.В. Усачев,
Ю.И. Онуфриенко
15.03.1996-//-05:51ЭО-21; установка второй грузовой стрелы по правому борту ББ
53Л. Гудвин (США) *,
М. Клиффорд (США) *
27.03.1996ШК «Атлантис»06:02STS-76
54Ю.В. Усачев,
Ю.И. Онуфриенко
21.05.1996ШСО «Квант-2»05:20ЭО-21; перенос дополнительной СБ со стыковочного отсека и установка ее на модуле «Квант»
55-//-24.05.1996-//-05:43ЭО-21; развертывание дополнительной СБ на модуле «Квант»
56-//-30.05.1996-//-04:20ЭО-21; установка аппаратуры МОМС на модуле «Спектр»
57-//-06.06.1996-//-03:36ЭО-21; монтаж научного оборудования «Комза»
58-//-13.06.1996-//-05:42ЭО-21; установка и открытие оборудования «Ферма-3» на модуле «Квант»
59А.Ю. Калери,
В.Г. Корзун
02.12.1996-//-05:57ЭО-22; прокладка кабеля для дополнительной СБ на модуле «Квант», установка оборудования «Рапана» на конструкции «Ферма-3»
60-//-09.12.1996-//-06:38
61В.В. Циблиев,
Д. Линенджер (США) *
29.04.1997-//-04:57ЭО-23, STS-81; Установка монитора оптических характеристик, датчика радиации, съем приборов регистрации космического излучения
62А.Я. Соловьев,
П.В. Виноградов
22.08.1997ПХО ББ03:16ЭО-24; работа в негерметичном модуле «Спектр», подключение разъемов СБ модуля к разъемам базового блока. Осмотр места вероятной негерметичности модуля.
63А.Я. Соловьев,
М. Фоэл (США) *
06.09.1997ШСО «Квант-2»06:00ЭО-24, STS-84; осмотр места вероятной негерметичности модуля «Спектр», установка дополнительных поручней
64C. Паразински (США) *, В.Г. Титов *01.10.1997ШК «Атлантис»05:01STS-86
65А.Я. Соловьев,
П.В. Виноградов
20.10.1997ПхО ББ06:38ЭО-24; подстыковка кабелей к блокам управления СБ в модуле «Спектр»
66-//-03.11.1997ШСО «Квант-2»06:04ЭО-24; снятие СБ с модуля «Квант» и перенос ее на базовый блок. Запуск микроспутника. Не герметичность ШСО после закрытия люка, возврат на ОК «Мир» через ПхО
67-//-06.11.1997-//-06:12 ЭО-24; перенос, установка и раскрытие СБ на модуле «Квант»
68-//-09.01.1998-//-03:06ЭО-24; осмотр выходного люка ШСО, снятие аппаратуры ОРМ с модуля «Квант»
69А.Я. Соловьев,
Д. Вулф (США) *
14.01.1998-//-03:52ЭО-24, STS-91; вынос и работа с оборудованием SPSR (США)
70Т.А. Мусабаев,
Н.М. Бударин
03.03.1998-//- ЭО-25; не открылся выходной люк
71-//-01.04.1998-//-06:26ЭО-25; подготовка к РВР модуля «Спектр», закрепление поврежденной СБ на модуле
72-//-06.04.1998-//-04:23ЭО-25; работа с конструкцией СБ модуля «Спектр», снятие аппаратуры «Рапана»
73-//-11.04.1998-//-06:25ЭО-25; демонтаж выносной ДУ
74-//-17.04.1998-//-06:33ЭО-25; выдвижение новой выносной ДУ на ТГК «Прогресс», складывание «Ферма-3»
75-//-22.04.1998-//-06:21ЭО-25; Продолжение работ
76Г.И. Падалка,
С.В. Авдеев
15.09.1998ПхО ББ00:30ЭО-26; установка новой выносной ДУ на конструкцию «Софра»
77-//-10.11.1998ШСО «Квант-2»05:54 ЭО-26; работа с научной аппаратурой (Франция), запуск микроспутника
78В.М. Афанасьев,
Ж. П. Эньере (Франция)
16.04.1999-//-06:19ЭО-27; работа с научной аппаратурой (Франция), запуск микроспутника
79С.В. Авдеев,
В.М. Афанасьев
23.07.1999-//-06:07ЭО-27; снятие образцов с французского оборудования, начало раскрытия антенны «Рефлектор»
80-//-28.07.1999-//-05:22ЭО-28; окончание раскрытия антенны «Рефлектор» и ее отбрасывание, работы по эксперименту «Спрут»
81А.Ю. Калери,
С.В. Залетин
12.05.2000-//-04:52ЭО-28; проведение эксперимента с использованием инструмента для герметизации, работа с оборудованием «Панорама»

* астронавты (космонавты), совершившие полет на ОК «Мир» в составе экипажей МТКС «Шаттл».

Для справки.

Выходы в открытый космос осуществлялись с борта советских космических кораблей и раньше: ТПК «Восход-2» — 1 продолжительностью 16 мин., ТПК «Союз-5» — 1 продолжительностью 53 мин., ОС «Салют-6» — 3 общей продолжительностью 5 час. 11 мин., ОС «Салют-7» — 13 общей продолжительностью 48 час. 29 мин.

Но только в ходе эксплуатации ОК «Мир» работа в открытом космосе приобрела регулярный характер.

далее