вернёмся в библиотеку?


сканировал Игорь Степикин
"Крылья Родины", 1993, №11, стр. 33-37.

Евгений ЕРОХИН
РАКЕТЫ ОТ БОНДАРЮКА

НА СНИМКАХ:



1. Изделие "025" на стационарной пусковой установке.



2. Мобильная пусковая установка изделия "025".



3. Ракета "025" (без 1-й ступени).



4. Ракета "034".



5. "034" на заряжающей тележке.



6. Установка "034" на мобильную ПУ.



7. Мобильная ПУ (на шасси КрАЗ) с двумя ракетами "034".



8. "034" во время испытательного пуска.



9. Изделие "036" (разрез).



Комплекс "Круг" с двумя ЗУР ЗМ8 (две пары верхних плоскостей сняты для авиатранспортировки).

Во второй половине 40-х — начале 50-х гг. началось практическое создание и применение в СССР в военных целях ракетной техники различных классов и принципов управления. Нельзя сказать, что подобным работам не уделялось особого внимания раньше. Но единственным крупным центром являлся лишь РНИИ (с 1944 г. преобразован в НИИ-1 НКАП, ныне НИИТП). Здесь были созданы первые, принятые на вооружение в конце 30-х гг., авиационные неуправляемые снаряды РС-82 и РС-132 и на их базе — реактивные снаряды, поступившие в войска в начале 40-х гг. Это — М-13, М-8, М-20, М-30, М-13УК, М-13ДД, М-31, М-31УК (для сухопутных войск). Именно в РНИИ разработан целый ряд изделий, не нашедших, однако, применения, в частности авиационные бомбы В.И.Александрова (на базе артиллерийских снарядов с установленными на них реактивным и двигателями), проходившие испытания в 1936 г).

В мае 1946 г. вышло важнейшее правительственное постановление. Оно положило начало формированию отдельной отрасли военной промышленности — ракетостроению. Были организованы специализированные НИИ, в том числе НИИ-88, НИИ-642, НИИ-2, конструкторские бюро — ОКБ-1 С.П.Королева, ОКБ В.П.Макеева, СКБ-586 (с 1954 г. ОКБ М.К.Янгеля), ОКБ-293 М.Р.Бисновата и В.Н.Елагина (с 1954 г. — ОКБ-4 МАП), ОКБ-2-155 А.Я.Березняка (с 1957-го самостоятельное ОКБ А.Я.Березняка), КБ-1 (далее ЦКБ "Алмаз"), ОКБ-2 П.Д.Грушина, заводы. Расширили деятельность НИИ-1, ОКБ-52 В.Н.Челомея. К созданию различной боевой ракетной техники подключили ОКБ, занятые ранее разработкой самолетов, артиллерийских орудий и минометов, боеприпосов и другой военной техники, руководимые главными конструкторами С.А.Лавочкиным, А.И.Микояном и М.И.Гуревичем, Г.М.Бериевым, А.Э.Нудельманом, позже Б.И.Шавыриным, Л.В.Люльевым, И.И.Тороповым и другими.

Интересные работы в области ракетостроения проводило с начала 50-х гг. ОКБ-670 МАП под руководством главного конструктора Михаила Макаровича Бондарюка. Оно имело солидный задел в области прямоточных воздушно-реактивных двигателей (ПВРД). В качестве специализированного приступило к работам по ним еще в 1940-м тогда только образованное сначала в составе НИИ ГВФ — ЭКБ-3. Потом, ввиду значительных достижений, ЭКБ-3 превратили в ОКБ В.Ф.Болховитинова, в 1944-м — во вновь образованное НИИ-1 НКАП, с 1950-го начало функционировать самостоятельно, получив название ОКБ-670 МАП.

В августе 1942-го на дооборудованном ЛаГГ-3 был облетан первый ПВРД. Хотя летные испытания двигателя прошли не успешно, работы продолжались. В 1944-м создали опытный образец, прошедший испытания на Ла-5. В 1946-м выпустили экспериментальные самолеты Ла-126 и Ла-138 с ПВРД РД-430.

После войны под общим руководством Бондарюка разработали дозвуковые ПВРД РД-700 (РД-1) и РД-1А с увеличенным диаметром камеры сгорания для опытного реактивного снаряда береговой обороны "Шторм" КБ завода № 293, руководимого М.Р.Бисноватом (работы по ракете шли в 1948-1953 гг. до стадии летных испытаний опытных образцов) и РД-900 на основе РД-1А для самолета-мишени Ла-17 ("201") ( работы проводились в начале 50-х гг). Двигатель выпускался серийно в 1954-1958 гг. В 1949-1950 гг. началась разработка сверхзвуковых ПВРД (СПВРД). Одними из первых появились СВРД-550 для летающих моделей ЛМ-15 — аналогов экспериментального околозвукового самолета "5" КБ М.Р.Бисновата — (работы по моделям с ПВРД и с ЖРД (ЛМ-6, ЛМ-9, ЛМ-12), начавшись в 1946-1947 гг., шли до конца 40-х гг.) и РД-040 для экспериментальной крылатой ракеты (КР) дальнего действия ЭКР, разработанной в 1952-1954 гг. в ОКБ-1 НИИ-88 под руководством С.П.Королева, но не построенной.

В начале 50-х гг. в ОКБ-670 были проведены целевые работы по выявлению направлений и перспектив применения СПВРД, показавшие наиболее рациональную область: боевые ЛА с высокими скоростями и высотами полета.

Для испытаний и отработки первого крупного экспериментального СПВРД в полете потребовался и сам носитель. В 1951-м по собственной инициативе в ОКБ группа под руководством ведущего конструктора И.М.Вишнепольского приступила к научно-исследовательским работам по экспериментальным оперенным баллистическим неуправляемым ракетам со сверхзвуковыми ПВРД. В итоге создали целый ряд изделий.

С небольшим опрежением разработка сходной по назначению экспериментальной ракеты проводилась во втором отделении НИИ-1 МАП. Ракета Р-200 имела чисто демонстрационный характер и не предназначалась для практического применения. Она была составной бескрылой с СПВРД конструкции того же НИИ-1, ставшей практически первой отечественной сверхзвуковой испытанной в полете с данным типом двигателя. Но имела один принципиальный недостаток, не позволявший ей развивать скорость больше начальной. Дело было в том, что диаметр камеры сгорания СПВРД равнялся 150 мм, а внешний диаметр корпуса ракеты — 200 мм. Из-за низкой тяговооруженности ракета не могла дать прирост скорости даже в горизонтальном полете.

Испытания Р-200 проходили с самолета. После отцепки от носителя запускался ТТУ, разгонявший ракету до скорости около М 2.3. Далее запускался СПВРД, который в горизонтальном полете ее поддерживал. Провели более 20 испытательных пусков, из которых лишь несколько прошло с запуском маршевого двигателя.

С учетом результатов исследований по Р-200 в ОКБ-670 прорабатывали свою баллистическую ракету "025" с СПВРД РД-025, которая задумывалась с перспективой применения в качестве дальнобойной "катюши". В центральном теле воздухозаборника предполагали установить БЧ, но на опытных экземплярах этот объем использовали для системы телеметрии.

Главным отличием от Р-200 явился иной подход к схеме построения конструкции. Как известно, тяга ПВРД прямо пропорциональна площади поперечного сечения камеры сгорания, а аэродинамическое сопротивление — миделю корпуса. "025" имела, в отличие от ракеты НИИ-1, мидель, равный площади поперечного сечения камеры. Это позволило почти вдвое повысить тяговооруженность по сравнению с аналогичным показателем Р-200.

Изделие "025" проходило испытательные пуски на полигоне в Капустином Яру в 1952-1953 гг. параллельно с созданием технического проекта (выпущен лишь в 1953-м), а первые отчеты о результатах летных испытаний — в 1952-м).

Ракета показала прекрасные летные качества. Старт и разгон до М 1.7 осуществлялся с помощью расположенного тандемно с корпусом ракеты ТТУ со стационарной или подвижной пусковой установки. После разделения ступеней развивалась скорость на СПВРД до М З.З с одновременным набором высоты до 14000 м. После окончания работы маршевого двигателя продолжался полет по баллистической траектории. Дальность полета снаряда составляла около 50 км, а стартовая масса — 445 кг, масса полезной нагрузки равнялась 15 кг. В результате испытаний ракеты "025" впервые получили достоверные данные, подтверждающие способность СПВРД обеспечивать разгон ЛА с одновременным набором высоты и устойчивую работу в этом режиме. Отработали надежную систему топливоподачи из бака, расположенного в центральном теле (на Р-200 выполнили в виде спиралеобразной трубки, навитой на корпус СПВРД, с поршнем-ползуном для подачи топлива, что существенно повышало лобовое сопротивление ракеты). Итоги этой работы были значительны и послужили базой проектирования новых СПВРД для баллистических и зенитных ракет.

На базе опытного снаряда "025" разрабатывалось изделие, получившее обозначение "КМ". Прямо на базовую ракету установили дополнительное переднее крестообразное оперение, и, по сути, "КМ" стала летающей лабораторией для отработки применения ПВРД для ЗУР. В отличие от своего неуправляемого предшественника она испытывалась на различных углах атаки, в условиях маневра. Всего выполнили более 15 испытательных пусков "КМ" и "025".

Полученные экспериментальные данные управляемости снаряда "КМ" с использованием СПВРД положили в основу проводимых по постановлению ЦК КПСС и СМ СССР за № 188-88 от 13.2.58 г. работ по созданию ЗУР ЗМ8 с СПВРД в составе ЗРК 2К11 "Круг".

Разработку самой ЗУР поручили ОКБ-8 ГКАТ, руководимому главным конструктором Л.В.Люльевым, а создание СПВРД ЗЦ4, в качестве маршевого двигателя для нее, возлагалось на ОКБ-670 ГКАТ. Первоначально разрабатывать и саму ЗУР предлагали ОКБ-670, но Бондарюк отказался от этого предложения по ряду причин. В результате совместных работ в 1964 г. на вооружение Сухопутных войск и Войск ПВО страны приняли первый отечественный ЗРК с ЗУР, на которой в качестве маршевой двигательной установки (ДУ) использовался СПВРД.

Успешными работами ОКБ-670 по опытным неуправляемым оперенным баллистическим ракетам, учитывая возможность их использования в Сухопутных войсках, заинтересовалось Главное артуправление (ГАУ). Стало ясно, что для замены и расширения боевых возможностей устаревших ракетых установок типа "катюши" послевоенных модификаций нужны новые современные дальнобойные реактивные системы. Однако ГАУ не устраивали недостаточная дальность, масса БЧ и, главное то, что ракеты имели отделяющиеся первые ступени. Запуски могли осуществляться через расположения своих войск, что было чревато последствиями. Данные соображения привели к разработке новых ракет.

В развитие изделия "025" в 1955-1957 гг. создавался более крупный опытный дальнобойный неуправляемый снаряд — изделие "034" со СПВРД РД-034. Конструкция этой баллистической ракеты отличалась от "025" несбрасываемым ТТУ, расположенным в хвостовой части центрального тела воздухозаборника. Конструкция камеры сгорания прямоточного двигателя предусматривала работу ТТУ сквозь нее.

В конце концов, в результате этих экспериментальных работ вышел документ, официально положивший начало работам по новой ракетной системе. В соотвстствии с постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 13 февраля 1958 г. за № 189-89 (одновременно с изданием постановления о начале работ по ЗУР ЗМ8) головным исполнителем по всей ракетной системе, получившей обозначение "Вихрь", главным исполнителем по ракете (внутреннее обозначение в ОКБ "036") и СПВРД РД-036 для нее, назначалось ОКБ-670 ГКАТ, а главным исполнителем по пусковой установке и транспортно-заряжающей машине — ОКБ-221 Сталинградского СНХ. Определялись смежные организации по разработке комплектующих элементов ракеты: стартовый порховой реактивный двигатель (СПРД) — КБ-2 завода №51 ГКАТ и НИИ-125 ГКОТ, БЧ — НИИ-24 ГКОТ, взрыватели — НИИ-22 ГКОТ, запальные пироустройства — НИИ-862 ГКОТ, часовой механизм изменения дальности по скорости — ОКБ-315 ГКАТ.



НА СХЕМАХ:
1. Изделие "025" с первой стартовой ступенью.
2. Изделие "036" системы "Вихрь".
3. Изделие "034".
4. ЗУР В-758 с четырями РД-046 второй ступени.

Вскоре в ГАУ были сформулированы основные требования (ТТТ) за № 007589 от 14 апреля 1958 г., согласованные с головными разработчиками, послужившие исходными условиями разрабоки: "Подвижная полевая реактивная система с неуправляемой ракетой с СПВРД предназначается для поражения целей в тактической и ближней оперативной глубине. Основными целями являются резервы противника, живая сила, боевая техника в районах сосредоточения, подразделения и части ракетной артиллерии на стартово-технических и выжидательных позициях, полевые базы сборки атомного оружия, важные объекты армейского тыла противника, крупные штабы и узлы связи, аэродромы, ж/д станции..." Требования к ТТХ — максимальная дальность стрельбы не менее 70 км, минимальная — не более 20 км, вероятность отклонения по дальности и по направлению стрельбы с ПУ на максимальную дальность не более 0,01 дальности, страховая масса ракеты не более 450 кг, масса БЧ не менее 100 кг, диаметр ракеты не более 380 мм, длина — не более 6,5 м.

Важным конструктивным требованием к баллистической ракете стало условие отсутствия элементов или деталей, отделяющихся во время полета. ГАУ поставило перед ОКБ-670 М.М.Бондарюка и КБ-2 главного конструктора И.И.Картукова задачу создания надежной двигательной установки интегральной схемы, в которой корпус сверхзвукового СПРД ПРД-61 расположено внутри СПВРД, а реактивная струя проходит через камеру сгорания "прямоточки". Таким образом, ускоритель не сбрасывался, а оставался внутри работающего маршевого двигателя.

Надо отметить, что подобную задачу ОКБ-670 пришлось решать не первый раз. До "036" аналогичная ДУ была применена на "034", еще раньше — на дозвуковом РД-1А для опытного реактивного снаряда "Шторм". Однако располагавшийся в камере ПВРД стартовый ТТУ после выработки топлива выталкивался по специальным рельсовым направляющим наружу, только после этого начинал работать основной двигатель. Этот ПВРД один из ранних, если не первый, построенный по интегральной схеме.

Поскольку ракета "036" системы "Вихрь" являлась прямым продолжением более ранних "025" и "034", ее разработка шла довольно быстро. Уже в том же 1958 г. вышли эскизные проекты (ЭП) основных элементов системы и самой ракеты (утвержден 30 июня 1958 г.), выполнен ее техпроект, и начались работы по подготовке испытательных пусков опытных экземпляров, которые проходили во Владимировке в 1958-1959 гг.

При составлении ЭП "036" были использованы экспериментальные данные, полученные при проведении НИР и пробных запусков ракеты "034", ТТХ которой получились почти такими же, как у ракеты системы "Вихрь".

Из-за малого количества испытательных пусков "034" было невозможно оценить действительную кучность попадания, изучить вопросы баллистики. Поэтому в подготовке ЭП новой системы использовались опытные данные испытаний только в проработке компоновки ракеты с ее ДУ. Особое внимание уделялось получению заданной дальности полета, надежности запуска и работы СПВРД.

Конструктивно ракета "036" представляла собой снаряд цилиндрической формы, общая длина — 6056 мм, диаметр — 364 мм, с лобовым воздухозаборником СПВРД с двумя косыми скачками уплотнения, за которым располагалась осколочно-фугасная БЧ весом 100 кг., снабженная мощным взрывчатым веществом "ПС" весом 45 кг. Далее размещались бензобак маршевого двигателя с агрегатами подачи топлива и временной механизм отсечки его подачи, корпус СПВРД с СПРД в камере сгорания. Для устойчивости полета по баллистической траектории ракету снабдили 4-перым крестообразным оперением трапециевидной формы малого размаха. Кроме того, для большей путевой устойчивости в полете происходило вращение ракеты вокруг продольной оси.

Выбор данной схемы оперения был сделан исходя из результатов исследований устойчивости Р-200 НИИ-1 в аэродинамической трубе ЦАГИ. Предполагалось провести испытания опытных ракет с различными схемами оперения с целью выявления наилучшей — с разным углом стреловидности, т-образной формой крыльев, шестиперой схемой. Также рассматривался вариант со складывающимся оперением.

Для обеспечения надежной работы систем ракет после хранения и транспортировки, (а по ТТТ она должна была быть работоспособной без специальных предварительных проверок при температуре в интервале с -40 до +50°С, любых климатических и метеоусловиях, длительном хранении в помещении не менее 10 лет, в полевых условиях — не менее 3 лет), была разработана герметичная укупорка (в сегодняшней терминологии — транспортно-пусковой контейнер), обеспечивающая сохранность и эффективное применение снаряда.

Для стандартизации конструкция укупорки была сделана по образцу уже принятых на вооружение сухопутных войск реактивных снарядов, таких как "Коршун", и выполнена в виде деревянного прямоугольного ящика массой 320 кг.

Вся система состояла из следующих основных элементов: ракет в укупорках; подвижной пусковой установки; транспортно-заряжающей машины со специальными агрегатами подготовки пуска; компрессорной установки; проверочной аппаратуры. Перед стартом, в зависимости от дальности до цели и других условий, вручную устанавливался часовой механизм отсечки топлива СПВРД, что и обеспечивало возможность поражения в пределах 20 — 70 км от ПУ. Угол стрельбы был постоянным. С помощью СПРД осуществлялся старт и разгон ракеты до скорости M l,62-1,82. В это время под давлением набегающего потока происходил взвод взрывателя ударного действия. С выработкой топлива ускорителя давление пороховых газов резко падало и открывался клапан подачи топлива, начинал поступать воздух в камеру сгорания. Происходил запуск СПВРД, с помощью которого снаряд достигал скорости 970-1000 м/с (М 2,9-3) с одновременным набором высоты до 12000 м. Далее, в зависимости от настройки механизма управления дальностью полета, отсекалась подача бензина Б-70 в камеру, и начинался пассивный участок полета снаряда по баллистической траектории.

В ходе летных испытаний на полигоне была показана возможность стрельбы на дальность свыше 70 км, отклонение от расчетной точки попадания по дальности и по напрвлению стрельбы на максимальную дальность при ветре порядка 15 м/с — около 1% дальности (т.е. при стрельбе на 70 км отклонение колебалось в пределах 700 м, что соответствовало ТТТ).

Хорошая кучность обеспечивалась жесткими требованиями к идентичности характеристик пороховых шашек СПРД. Показали на полигоне и мощное осколочно-фугасное действие БЧ ракеты у цели. Всего в рамках работ по семейству баллистических ракет провели более 30 испытательных пусков изделий "034", "036" и доработанных "036А" с РД-036А, которые продемонстрировали эффективность этого вида оружия и готовность к эксплуатации всех элементов системы.

Однако ракетную систему "Вихрь" на вооружение не приняли и работы по ней были в 1960 г. закрыты. Одной из причин стала новая концепция теперь главного ракетного артиллерийского управления (ГРАУ), согласно которой неуправляемые тактические баллистические ракетные системы при стрельбе на большие дальности неэффективны и требуют для поражения целей большего расхода снарядов, чем управляемые, которым и отдавался приоритет. Кроме того, в начале 60-х гг. по приказу сверху началось фактическое свертывание работ по ПВРД, и в ОКБ стали заниматься ядерными энергетическими установками. В то же время, в 1963 г. начала поступать на вооружение создаваемая параллельно с "Вихрем" и решающая тот же круг задач ствольная реактивная система залпового огня (РСЗС) БМ-21 "Град", нашедшая широкое применение и известность.

Система "Град" была рассчитана на максимальную дальность 20 км, а "Вихрь" — с 20 до 70 км, то есть их применение рассматривалось в сочетании друг с другом. В итоге "нишу" системы "Вихрь" заняли другие виды вооружений.

На этом закончился почти 10-летний период деятельности ОКБ-670 главного конструктора Бондарюка в области ракетостроения. За это время там создали ряд первых отечественных неуправляемых баллистических ракет со сверхзвуковыми маршевыми ПВРД. Основными участниками работ были ответственный ведущий конструктор И.М.Вишнепольский (по "025", "КМ", "034", "036" и "036А"), С.В.Беспалов, И.И.Фишман (расчет систем регулирования), А.И.Ильичев (испытания), И.П.Богуш, К.И.Платонов (начальник отделения, расчетные работы на прочность), Е.Я.Губер (летные испытания), М. А.Ильичев, С.М. Родин (начальник конструкторского отдела), И.Б.Леванов (начальник конструкторской бригады работал над "025"), Г.А. Варшавский (заместитель главного конструктора, общее руководство расчетными работами), Н.И.Михневич (заместитель главного конструктора, общее руководство разработкой систем регулирования).

В результате этих и других работ было положено начало формированию отечественной школы конструирования СПВРД. В 50-х — 60-х гг. вместе с созданием СПВРД для своих опытных ракет ОКБ-670 разрабатывало двигатели такого же класса для различных изделий других ОКБ.

Наиболее значительное из них, конечно же, создание самых мощных маршевых СПВРД для стратегических межконтинентальных КР В-350 "Буря" ОКБ-301 МАП С.А.Лавочкина и "40" "Буран" ОКБ-23 МАП В.М.Мясищева — РД-012У (ответственный ведущий конструктор И.Б.Леванов) и РД-018А (Ю.К.Ефимов). Был освоен ряд новых технологий.

О надежности РД-012У говорит тот факт, что при летных испытаниях "Бури" не было ни одного серьезного происшествия, связанного с СПВРД, а в одном из нештатных полетов, в котором что-то произошло с регулятором числа М, КР развила продолжительную скорость М 3,45 вместо М 3,15, ограниченной по причине тепловых нагрузок на планер, приборы, топливо, но не на двигатель.

Кроме того, в 1964-1965 гг. велись работы по СПВРД РД-046 для опытной ЗУР В-758 (ГГД) ЗРК 5ЯГГ ОКБ-2 МАП генерального конструктора П.Д.Грушина оригинальной 3-ступенчатой пакетной схемы с четырьмя "прямоточками" второй ступени, которые разгоняли ракету до скорости М4,8 (!).

Рабочий проект РД-046 (официальное название 5Д27) выпущен в декабре 1965 г. Всего было проведено около 5 испытательных пусков ЗУР, но работы дальнейшего развития не получили. Создавались опытные СПВРД: с диаметром камеры сгорания 650 мм для мишени "Олень" (СКБ Калининградского машиностроительного завода) и пилотируемого самолета конструкции ОКБ-256 МАП П.В.Цыбина (РД-013).

В 1958-1960 гг. рассматривался ряд проектов "прямоточек" для вторых ступеней опытных тактических и баллистических ракет с подводным и наземным стартом с дальностью 1500-2500 км. Однако они не были приняты к разработке. Так же не приняли СПВРД для МБР "Гном" конструкции Б.И.Шавырина.

Разрабатывались СПВРД оригинальных схем, такие как 4ДО4 для "КР" "Гранит" ОКБ В.Н.Челомея, рассчитанный на скорость М4, и ПВРД с ядерным источником энергии для так называемой КАР — крылатой атомной ракеты и т.д.

С 50-х гг. в ОКБ велись исследования и эксперименты по гиперзвуковым ПВРД (ГПВРД). В результате работ были получены материалы, позволяющие построить такой двигатель. Когда в 1972 г. в МАП приняли решение о передаче работ по ядерной космической энергетике, проводимых помимо основной тематики в МКБ "Красная звезда" (бывшее ОКБ-670), в Минсредмаш СССР, то большую часть коллектива бондарюковцев перевели вместе с заделом по СПВРД и ГПВРД (уже было готово "железо", но еще не удалось довести двигатель до работающего состояния) в МКБ "Союз", в Тураево. Там, кроме создания микро-ЖРД, занимались и ядерной энергетикой для космоса (именно здесь начали делать ныне широко разрекламированную энергоустановку "Тополь" ("Топаз").

Космические разработки "Союза" передавались в Москву, и в итоге на базе "Красной звезды" образовался специализированный центр МСП. После этих преобразований работы по ГПВРД (и СПВРД) продолжались в Тураеве, где их встретили как чуждые, без особой радости и даже с сопротивлением.

Вообще парадоксальная вещь: везде в публикациях о запусках опытной ЗР с ГПВРД конструкции якобы МКБ "Союз" даже нет намека о том, что этот двигатель явился результатом все тех же разработок, начатых еще при Бондарюке и продолженных конструкторами его коллектива в тураевском "Союзе".

К сожалению, до сих пор не снят гриф секретности со многих документов, и нельзя сказать все о роли ОКБ в работах по созданию первой ядерной энергоустановки для ИСЗ, награды за которую достались фирме, имеющей к ее разработке мало отношения. Такая же история случилась с авторством СПВРД высокоэффективной морской КР "Москит" и УР класса "воздух-поверхность" Х-31, которые тоже начали разрабатывать конструкторы ОКБ-670. Так, работы по двигателю КР прошли еще при жизни Бондарюка, к моменту перевода группы конструкторов ОКБ в Тураеве на стенде уже отработали камеру сгорания.

В Тураеве разработки продолжались бондарюковцами с декабря 1972 г. Там же в 1976 г. они начали создавать вплоть до 1978 г. СПВРД для Х-31, то есть до момента образования самостоятельной фирмы НПВО "Пламя" в системе MOM во главе с И.Б.Левановым, ядром которой стала эта же группа.

Что ж, такова, видимо, участь людей, о которых долгие годы молчали и молчат во всех странах.

В заключение я хочу поблагодарить за помощь в подготовке статьи главного конструктора и директора НПВО "Пламя" Леванова Игоря Борисовича, свидетеля и участника этих работ, трудившегося в ОКБ Бондарюка с 40-х годов.

ТТХ изд. "025"

Дальность полета — 50 км, масса общая — 445 кг, масса полезной нагрузки — 50 кг, запас топлива — 15 кг, скорость полета на СПВРД, макс. — М 3,3, скорость полета на СПРД — М 1,7.

ТТХ изд. "036"

Геометрические

Длина корпуса общая — 6065 мм, диаметр миделя ракеты — 364 мм, диаметр входного сечения диффузора СПВРД — 273 мм, диаметр внутреннего сечения камеры сгорания СПВРД — 360 мм, диаметр корпуса СПРД — 250 мм, толщина пера — 6 мм, угол стреловидности пера: по передней кромке — 40 град, по задней кромке — 59 град; площадь двух перьев в плане — 0,1843 кв. м, концевая хорда пера — 580 мм, корневая хорда пера — 214,5 мм, размах оперения — 828 мм, САХ пера -605 мм.

Весовая сводка ракеты (кг) : Боеголовка — 100, корпус диффузора — 15,5, агрегаты топливоподачи — 4,5, камера сгорания — 26,8, пороховая шашка СПРД — 112, корпус — 90, трубопроводы — 1,4, топливный бак — 21, топливо СПВРД (Б-70) — 27, аккумулятор давления СПВРД — 6, форкамера -6,3, коллектор топливный — 1, оперение — 8,5, начальная стартовая общая — 420, укупорка ракеты — 320.

Динамические: тяга СПРД (при t воздуха +15°С) — 6570 кг, время работы СПРД — 3,5 с, тяга СПВРД на активном участке траектории (при t воздуха +15°С) — 932-1180 кг, время работы СПВРД при полете ракеты: — на макс. дальность — 21 с, на мин. дальносгь — 11 с. Скорость ракеты в конце работы СПРД — M l,62-1,82, скорость ракеты в конце работы СПВРД при полете на макс. дальность — М 2,9-3,0, скорость встречи ракеты с землей — 340 м/с, высота полета в конце активного участка траектории — 11600 м, высота подъема ракеты макс. — 26900 м (расчетная в Э.П.), дальность полета макс. — более 70 км, дальность полета, мин — 20 км, угол встречи ракеты с землей — 68 град.