вернёмся в библиотеку?

«Земля и Вселенная» 1993 №3




Наши
интервью


Мысль, устремленная
в космос

Живет в Астрахани Георгий Григорьевич Поляков — доцент кафедры физики педагогического института им. С. М. Кирова. Его отличает от коллег редкостная увлеченность космосом. Особенно рельефно она проявилась на персональной выставке сорока его проектов мирного освоения космоса, разместившейся в одном из выставочных залов города. Потом эти почти фантастические проекты отправились в столицу. Там они экспонировались на Выставке достижений народного хозяйства, в Федерации мира и согласия, на Королевских чтениях в Доме ученых, в Государственном техническом университете им. Баумана, в гостинице «Космос» при открытии научной конференции в связи с Международным годом космоса. Следующие адреса оригинальной выставки — Политехнический музей и Звездный городок. Побывавший в те дни в Москве Г. Г. Поляков получил патент на изобретение за проект орбитальной ветроэлектростанции на трос-кабеле.

Вот что рассказал Г. Г. Поляков в беседе со своим коллегой доцентом Астраханского пединститута В. А. Чебыкиным.

— Георгий Григорьевич, что побудило Вас заняться изобретениями, связанными с космонавтикой? Каким проблемам посвятили свои первые публикации?

— В первую очередь это, конечно, связано с большими успехами нашей страны в начале космической эры, полетами Юрия Гагарина и первых космонавтов. Ведь ими восторгался весь мир!

Вообще же этой тематикой я начал заниматься в середине шестидесятых годов. Первая моя работа появилась в «Астрономическом журнале» в 1967 г. В ней решена задача о компенсации реактивным двигателем возмущающих сил, действующих на аппарат со стороны планет Солнечной системы. Потом был доклад на третьем Всесоюзном съезде по теоретической и прикладной механике в январе 1968 г., в котором рассматривалось использование светового давления на солнечный парус для маневрирования космическим кораблем. Эти соображения я изложил во второй своей публикации. Еще аспирантом увлекся идеей космического лифта и разработал его теорию. Она может быть началом «тросовой космонавтики» и применена к орбитальным тросовым системам, расположенным радиально. Например, к связке из нескольких спутников.

— Каковы результаты Ваших научных исследований за эти четверть века?

— Разработал или научно обосновал четыре десятка проектов и идей, относящихся к космонавтике будущего. Они изложены почти в сотне опубликованных научных работ и двадцати научно-популярных статей. С пятнадцатью докладами выступил на ежегодных научных чтениях К. Э. Циолковского в Калуге.

— Можете ли кратко рассказать о своих главных проектах?

— Наверное, следует начать с ленточных самодвижущихся транспортно-энергетических систем (ТЭС) для перевозки минерального сырья с крупных астероидов в космическое пространство и одновременным получением энергии.


Один из проектов, предложенных Г. Г. Поляковым, предусматривает создание самодвижущегося космического конвейера для транспортировки грузов с поверхности планет или астероидов на орбиты вокруг них. Конвейер сможет вырабатывать электрическую энергию при движении транспортирующей ленты
Я предложил конвейеры-электростанции для транспортировки грузов с планет и астероидов на околосолнечные орбиты, вертикальные газопроводы-электростанции, в частности, для доставки газа с Луны на космическую станцию, сифоны-электростанции на астероидах и спутниках Юпитера и Сатурна, привязные спутники Луны. Расчеты подтверждают эффективность лунных ТЭС с использованием специального двигателя для подъема сырья с Луны в космос. Представляют интерес «привязные» поезда-электростанции и космическое «ожерелье» Земли. Есть у меня и проекты орбитальных поселений, подобные которым будут когда-нибудь вращаться вокруг Солнца и планет. Непосредственно практическую пользу могут принести три способа доставки воздуха из земной атмосферы на орбитальные объекты...

— Слышал, что Вы разработали шесть способов транспортировки грузов с небесных тел на орбиты вокруг них не только без затраты энергии, но даже с ее дополнительным получением. Уж не покушаетесь ли Вы на закон сохранения энергии?

— Конечно, нет! Космические конвейеры, трубопроводы, сифоны, ленточные и другие станции станут работать, например, за счет кинетической энергии вращающихся планет и астероидов в полном соответствии с этим законом. Причем, чем больше будет интенсивность перевозок, тем больше мощность, отдаваемая электрогенераторами.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее, что такое ленточная ТЭС.

— Устроена она очень просто. Главная ее часть, электрогенератор с барабаном на оси, закрепляется, скажем, на большом астероиде. Там создается заводик для производства прочной конструкционной ленты из местного сырья, которую нужно вместе с другими грузами доставить на околосолнечную орбиту для космического строительства. Будет достаточно, обогнув барабан лентой, поднять ее свободный конец на расчетную высоту. Тогда под действием центробежной силы лента, вместе с грузами на ней, станет сама подниматься, одновременно вращая генератор, который даст ток. Верхние участки ленты будут отделены от нее и перейдут на заданные орбиты.

— Уже в начале XXI в. предполагается создать постоянно действующую научно-техническую базу на Луне и совершить пилотируемый полет к Марсу. Какие Ваши проекты, при этом могут пригодиться?


Способ транспортировки воздуха из атмосферы на космическую станцию

— Известно, что Луна сейчас удаляется от Земли со скоростью три сантиметра в год. Ее энергия возрастает за счет убывания кинетической энергии суточного вращения Земли, которая частично рассеивается вследствие приливного трения. Если бы орбита Луны перестала расти, высвободилась бы очень большая мощность, около ста тысяч мегаватт, которую можно было бы поставить на службу людям с помощью протяженных вертикальных ТЭС, размещенных на обратной стороне Луны. При этом интенсивность транспортировки с нее сырья и материалов на гелиоцентрические орбиты могла бы составить тринадцать тонн в секунду! Я разработал и еще несколько проектов использования огромной энергии системы Земля — Луна.

Что касается Марса, то в отдаленном будущем можно попытаться использовать механическую энергию Фобоса для транспортировки груза по поверхности планеты, а также с Марса и Фобоса на орбиты с одновременным получением электроэнергии для поселений на этих небесных телах. Потребуется создать грандиозный самодвижущий конвейер-электростанцию на трассе Марс — Фобос — орбита. С его помощью Фобос «потянет» привязные марсианские поезда-электростанции.

— А остальные тела Солнечной системы?

— Вертикальные космические ТЭС, о которых я уже говорил, транспортируют сырье, материалы и другие грузы на орбиты с одновременной выработкой электроэнергии с больших астероидов и спутников планет-гигантов. Из их вещества на орбитах вокруг Солнца и планет будут построены космические поселения, заводы и оранжереи, образуя «сферу Циолковского». Все предлагаемые мною ТЭС станут работать за счет экологически чистой механической энергии небесных тел.

— Это относится, разумеется, к отдаленной перспективе. А какие предложения можно было бы реализовать до 2000 года?

— Например, возвращение грузов с орбитальной станции на Землю с помощью троса. Его можно осуществить в три этапа: сначала капсула с грузом или космонавтом спускается на тросе в верхние слои атмосферы, затем, отделившись от него, она совершает полет через атмосферу по баллистической траектории и, наконец, приземляется на парашюте. Об этом я докладывал на Гагаринских научных чтениях по космонавтике еще в 1979 г. Кроме того, можно реализовать все три способа транспортировки воздуха из атмосферы на орбитальные станции-заводы с помощью корабля-ныряльщика, шланга и конвейера, а также запустить радиальную связку спутников.

Построив орбитальную ветроэлектростанцию, можно будет снижать (в случае надобности) высоту полета станции и получать электроэнергию. На снимке цифрами обозначены: 1 — ветрогенератор, 2 — орбитальная электростанция, 3 — трос-кабель, 4 — космический аппарат-потребитель




Если сейчас приступить к работе, то к двухтысячному году будет создан и «привязной спутник Луны», связанный с ней длинной нитью. Он найдет ряд интересных практических применений. Для того, чтобы подвесить привязной спутник массой в одну тонну, скажем, на высоте 65 тысяч километров над поверхностью Луны (по направлению к Земле), нужно всего лишь 15 кг высокопрочного кевлара при наибольшей толщине нити в пятнадцать тысячных миллиметра.

— Может ли быть практическая отдача от Ваших космических проектов уже сейчас?

— Несомненно! Во-первых, они закрепляют приоритет новых идей и проектов за Россией, что немаловажно само по себе. Во-вторых, они будят мысль и воображение молодежи, привлекают ее в современную космонавтику, помогая решить проблемы профориентации. Было бы полезно создать увлекательный научно-популярный фильм или серию выпусков для юношества на базе моих крупномасштабных космических объектов.

— Скажите, пожалуйста, как Вы относитесь к существующему мнению, что расходы на космос надо значительно сократить в пользу резко обострившихся земных проблем?

— Отрицательно! Нельзя поступать недальновидно, даже когда трудно. Тот, кто урезает финансирование космических программ, просто не представляет, что может потерять. Земное и космическое взаимосвязаны и их нельзя противопоставлять. Освоение космоса — важный и неизбежный процесс, который способствует росту научно-технических достижений и помогает решать многие проблемы. Уверен, что практическая отдача от затрат на освоение околоземного пространства будет все больше опережать их.

«Космический сачок», выведенный на круговую экваториальную орбиту вокруг планеты, сможет вылавливать метеорное вещество и космический мусор




— Могут ли Ваши проекты быть предметом или объектом международного сотрудничества?

— Несомненно, ибо большинство моих космических проектов — крупномасштабные. Для их воплощения в жизнь потребуются усилия ряда государств, что возможно только в условиях международного сотрудничества. Все свои разработки я рассматриваю как личный вклад в дело мирного освоения космоса.

— Как вы считаете, почему ученый и писатель-фантаст Артур Кларк из Ваших многочисленных проектов отметил именно «Космическое ожерелье Земли» в своем романе «Фонтаны рая?»

— Возможно, он просто не знает о других. Кстати, ведущая американская космическая организация NASA отметила перевод моей статьи «Космическое ожерелье Земли» из журнала «Техника — молодежи», № 4 за 1977 г. в «Техническом меморандуме NASA Тм-75174».

— Что доставляет Вам наибольшее удовольствие в свободное от работы время?

— Обдумывать, искать и разрабатывать новые и необычные проекты освоения Солнечной системы, но лишь те, которые могут быть осуществлены, хотя бы в отдаленном будущем. Ведь человечество сейчас вступает в такой период своего развития, когда благодаря быстрому научно-техническому прогрессу все идеи и проекты — даже казалось бы весьма фантастические — сможет реализовать высокоэффективная техника будущего, если, конечно, они целесообразны, научно обоснованы и не противоречат законам природы.

— Интересно, как у Вас рождается новая идея?

— Сказать трудно. Наверное, как музыка у композитора или стихи у поэтов. Идеи приходят неожиданно, но, несомненно, этому способствует знание теоретической механики, физики и астрономии, которые я преподаю, а также интерес и любовь к делу.