Счастливый случай Таракова

     60 лет - много это или мало? Наверное, для крупного завода - возраст младенца, вместивший в себя, между тем, целую эпоху. Эпоху скорби и созидания, эпоху потрясений и возрождения. Экономическим испытаниям, выпавшим на долю предприятия, называемого в прошлом Оренбургским машзаводом, а ныне - производственным объединением «Стрела», нет числа. Они, в принципе, продолжаются и сейчас: стихия рынка, увы, не унимается. Но сегодня - не об этом. А о том, что ПО "Стрела" - 60. И этот юбилей празднуют его люди, среди которых - герой Социалистического труда, лауреат госпремии Дмитрий Архипович Тараков, возглавлявший завод с января 1976 года по март 2001-го.
Герой Социалистического труда Дмитрий Архипович Тараков
     ИРОНИЯ судьбы: Тараков прибыл в Оренбург в роли диссидента. А наказали его, лучшего выпускника Горьковского политеха, "ссылкой в степной и холодный край" по банальной для пятидесятых годов причине - непослушание партийным органам. Эти органы требовали одного: согласия Таракова на поступление в столичную военную академию. Но строптивый юнец, считавший себя весьма далеким от военного дела, упорно отнекивался. Не помогали ни уговоры, ни угрозы партийных чинов.
     И что хотел, чего добился? Скромной должности инженера-технолога на машзаводе уральского городка. Тьма тараканья. Не зря ведь друзья-сокурсники его пилили: дурень, дескать, Тараков, такая перспектива маячила, а ты добровольно от столичной жизни отказался. Но в том-то и дело, что сам он так не считал. В глазах - огонек, в душе - романтика. И оренбургский завод, окутанный ореолом таинственности, манил грохотом гигантских станков...
     Даже сейчас, когда зашторенная "Стрела" наконец-то познала свет демократии, Дмитрий Архипович по старой привычке ведет себя как партизан на допросе. Особенно с журналистами. Спрашиваю его:
     - Что же считалось самым главным выпуском завода все эти десятилетия?
     Он, не моргнув глазом, серьезным тоном отвечает:
     - Как - что? Чайники! Обычно это слово до сих пор звучит из уст машиностроителей как своеобразный пароль. Блефует и Тараков. Но нас не провести, как прежде, поскольку уже известно, какие "чайники" выходили из заводских станков. Самолеты, вертолеты Ми-1, Ка-226, летающие мишени... Даже главные узлы и детали для легендарного "Бурана" и лунохода...
     Тараков неумолим:
     - Надо же, а я об этом никакого понятия не имел...
     Ой ли? Сколько раз представлялся шанс сделать в другой сфере головокружительную карьеру (случилось побывать даже в роли руководителя города), но всякий раз возвращался на завод. Вертолеты притягивали? Самолеты?
     ТАЛАНТЛИВЫЙ человек талантлив во всем - это существует априори. Чтобы руководить громадным коллективом, тоже большие способности нужны.
     - У Дмитрия Архиповича этого не отнять, - улыбаются ветераны завода, Герои соцтруда Владимир Григорьевич Попов и Владимир Николаевич Денисов. Потому что прекрасно помнят, как при нем жил завод. Производство было многопрофильным, заказы, причем не только из Министерства обороны, сыпались как из рога изобилия - от простейших разъемов до космических кабелей. Успешная деятельность предприятия помогала обеспечивать социальные блага. Были построены за время руководства Таракова десять детских садов, детская техническая станция, ежегодно возводилось от 12 тысяч до 25 тысяч квадратных метров жилья. Все эти факты красноречиво свидетельствуют об одном: завод вовсю процветал. И, наверное, не стоит удивляться этому. Когда руководители в своей работе во главу угла ставят не только выполнение всевозможных производственных планов, но и заботу о людях, подобный результат почти всегда неизбежен. Может, в этом и заключается высший закон Природы?
     НО и без испытаний в нашей жизни, увы, не обходится. Они, впрочем, иногда бывают нужны человеку - для совершенства души, для ее закалки. Испытания посыпались в тот период, когда все сферы производственной деятельности принял в свои объятия его величество Рынок. Партнеры "Стрелы" после этого вдруг разом схлынули, даже Правительство страны открестилось от своих заказов и тем самым поставило предприятие в незавидное положение. Завод захирел, выплату зарплаты рабочим "заморозили", люди стали увольняться. Разве такой ситуацией не воспользуются некоторые местные политиканы, привыкшие делать себе имя на дешевом популизме? То и дело у ворот "Стрелы" они созывали в мегафон заводской народ и призывали объявить голодовку в знак протеста. Показывали, видите ли, свое радение о бедных людях.
     - Я до сих пор признателен заводчанам, что они не пошли на поводу у тех крикливых субъектов, - говорит Дмитрий Архипович, - иначе, переживания мои стали б намного острее.
     А переживать руководителю была реальная причина. Чтобы как-то облегчить участь рабочих, Тараков издал приказ под номером 110. Это предписание в советское время несомненно сыграло бы с Дмитрием Архиповичем злую шутку: следующим местом ссылки могли бы стать для него Воркута или Магадан. Ибо сто десятый приказ разрешал цехам завода переход на самофинансирование. А это значило, что подразделения предприятия могли отныне устанавливать сами себе задания и искать заказы от сторонних организаций. То есть работать на правах заводов в заводе. На этот раз время рыночных отношений сыграло позитивную роль: Таракова никто не тронул. А цеха завода, ставшие в одночасье самостоятельными, потихоньку-помаленьку обрели второе дыхание.
     НО рассвет наступил позже - в 1999 году, когда на оренбургское производственное объединение "Стрела" обратила свой горячий взор Индия.
     Восток, как известно, дело тонкое. И проект, предложенный индусами, имел щепетильный характер, поскольку в нем предусматривалось производство на "Стреле" того, о чем не следовало бы знать обывателю. Поэтому Тараков упорно не раскрывал мне секрета, а говорил опять о пресловутых чайниках. Но мы, да простит нас Дмитрий Архипович, из других источников узнали: долгосрочный российско-индийский проект называется "Брамос". И предусматривает он выпуск производственным объединением "Стрела" стратегических ракет для Индии. Заказ индийская сторона оплатила щедро, это, впрочем, и обеспечило два года назад в деятельности "Стрелы" коренной перелом.
     Оказывается, не только беда, но и радость в одиночку не ходит. Почти в то же время протянули "Стреле" руку помощи и местные солидные предприятия - "Оренбурггазпром ", "Оренбургмежрегионгаз". Это позволило "Стреле" разработать, а потом и внедрять на деле ноу-хау в сфере народного хозяйства. За использование высокой технологии и удостоен был Дмитрий Архипович Тараков в 1999 году госпремии Российской Федерации. Кстати, местные предприятия газовой отрасли и по сей день помогают "Стреле" развивать производство.
     ... У него сейчас одна заветная мечта: чтобы "Стрела" жила долго и своими производственными достижениями продолжала устремляться ввысь. Завод - это часть его самого, считает Тараков. И не устает благодарить тот давний случай, когда его, выпускника вуза, отправили в наказание "к черту на кулички" - в Оренбург.
     Это самый счастливый случай в его судьбе.

Борис УРЖАНОВ
Оренбургские губернские ведомости (Оренбург). 23.10.2001